nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

День третий. Из книги трио на колесах

ТРЕТИЙ ДЕНЬ.
МЫ ЗАВОДИМ ДРУЗЕЙ.

Утром мы встали с такой свежей головой, какой
у нас еще никогда не бывало.Так как примус- моя
забота, я вылезла из-под одеяла раньше всех.
Пока облила бензином примус, пока он разогрел-
ся, пока котелок поставила-девчонки тоже вста-
ли. Я оставила им кружку на двоих для умывания-
вода кончалась. Флягу купили для воды очень
удачно-3-х литровую, написано-"для пищевых про-
дуктов". Когда мы проезжали Москву на обратной
дороге, увидели в продаже такую же, но "для не-
пищевых продуктов". Иринка собрала постельные
принадлежности, стряхнув с одеяла Маркиза. Наш
грозный страж спал всю ночь у меня под боком и
проснулся только, выпав на траву. Собачонка по-
тягивалась, со вкусом вытягивая сначала задние,
потом передние ноги. Иринка тоже помахала рука-
ми. Валентина подсела ко мне, какая-то невесе-
лая. Видно, сказалась вчерашняя жара. Чай пили
без разговоров. Потом упаковывали рюкзаки, при-
вязывали их. Стали выводить велосипеды из лес-
ка. Это не совсем просто сделать. Вдоль шоссе
обязательно с обоих сторон тянется довольно

-17-

глубокая канава, и окружающее дорогу простран-
ство, имеющее в ширину 15-20 метров, всегда, в
основном, ниже самой дороги. Поэтому каждый ве-
лосипед мы толкаем вдвоем или втроем, в зависи-
мости от крутизны склонов, глубины канавы, и
состояния грунта. На мокрой глине вытянуть гру-
женный велосипед, который грозит перевернуть-
ся через заднее колесо от тяжести рюкзака- для
нас тяжелая работа. Утром прохладно, и мы едем
в теплых костюмах. Машин еще нет. Мы одни на
трассе. Едем не торопясь, руки и ноги делают
привычную работу, а голова живет своей жизнью.
Я и Валентина едем молча, Иринка же без конца
что-то мурлыкает под нос. Направляемся к Подо-
льску. Нам там делать нечего, но надо послать
родителям телеграммы. Мы уже приловчились с
крайней осторожностью относиться и к легковуш-
кам, и к громадным трайлерам. Если машины шли
или только навстречу, или только обгоняли, мы
не беспокоились, а вот если шли и сзади и навс-
тречу, то я сворачивала на самый краешек колеи,
а за мной все зигзаги повторяли девчонки. Мы
без конца оглядывались назад, и Валентина час-
тенько кричала мне:
-Надежда, машина!
Знаки дороги мы постигали на ходу. Как- то раз
увидели знак с наклоненной елью, и метров через
пятьсот увидели ее в натуре- громадное дерево
нависало над всей дорогой, грозя перекрыть дви-
жение. Судя по толщине ствола, дерево намерева-
лось упасть не один десяток лет.
Начали попадаться небольшие возвышенности. Мы
их берем пешком. Уже двенадцать часов дня. Кос-
тюмы давно спрятаны. Начинает печь солнце. Де-
лаем привал, и Маркиз стремглав кидается
под кустик. Пока я кипячу чай, Иринка сбегала
на большую отвесную горку. Мы сначала не поня-
ли, что ей там интересно, потом увидели, как
она потревожила массу ласточек-береговушек. Ее,
оказывается, заинтересовало множество норок.
Под тяжестью человека глина оседает, видно, как
сыпется земля из-под ног и Валентина зовет Ири-
нку назад.
Снова едем. Проезжаем то островки леса, то
луга, то обширные поляны. Совсем одни. Даже ма-
шины не обгоняют. Проехали какие- то заброшен-
ные строения, обросшие кустами и цветами. Через
развалины, в походном строе, пробежали три сре-
дних собаки с обвислыми ушами. Нас они как не
видели, озабоченные своими проблемами. Я без
конца на ходу сверяю карту с дорогой, пока не
проехали знак "Подольск- 800 метров". Наконец
вывертываем на мост. Он стальной громадой пере-
крывает асфальт. Встали на нем полюбоваться ок-
рестностями. Под нами великолепное шоссе необъ-
ятной ширины, полированное, ухоженное, разме-
ченное полосами.
-На Тулу,-говорю я, закрывая карту.
-Ох, и помчим на нем,-довольна открывшимся ви-
дом Иринка.
Она бросает небольшой камешек на шоссе, и он

-18-

долго скачет перед носом легковушки. Валентина
укоризненно смотрит на Иринку и качает головой.
-Ну, что,-интересуется Иринка,-едем в Подольск
или поворачиваем на Тулу?
-Родители телеграмму ждут,- укоризненно роняет
Валентина.
-И зачем обещали?-недоумевает Иринка, еще три
дня назад клявшаяся своей маме, что она каждый
день будет отсылать весточку о себе.
Едем к Подольску. Въезд в Подольск пыльный, за-
гружен тяжелыми машинами, узкий и для нас очень
опасный. Долго крутимся, объезжая неудобицы, и
через мостики, рвы и канавы въезжаем на горо-
дские улицы. И сразу натыкаемся на телеграф.
Иринка идет отбивать телеграммы в три адреса.
Снова едем, уже в центр города. Время четыре
часа дня. Приехали на площадь.Невыносимо жарко.
Мы к тому же еще не акклиматизировались и жара
переносится еще тяжелее. Я уже устала. Да и де-
вчонки тоже. Иринка со вздохом паркует свой ве-
лосипед. Нам сейчас любой предмет-нежелательный
груз. Непутевый же я капитан. Надо срочно изба-
виться от излишков.
Я поглядываю на Иринку с тайным умыслом:
-Иринка, я смотрю, ты совсем не устала.
-Почему? Устала!
-Все равно, тебе идти на разведку. Посмотришь
продовольствие и почту. Найдешь столовую-зайди,
поешь. Тебе срок- сорок минут. Валентина, дай
ей 10 рублей.
Наша подружка бурчит:
-Иринку туда, Иринку сюда...
Берет деньги и уходит. Валентина со вздохом
встает:
-Хочешь рюкзаки почистить? Вообще-то ты права,
много лишнего, нам не вытянуть этот груз.
-Простыни от велосипедов,- вспоминаю я.
-Да Иринкины покупки. Да резиновые сапоги,-уто-
чняет Валентина.
-Как сапоги? Ты их взяла все- таки? -ужасну-
лась я.
Валентина смущенно чешет ухо:
-Черт попутал.
-Ты его и заставь рюкзак тащить.
Мы смеемся. Если Иринка быстро не найдет почты,
придется возить все барахло. Валентина растере-
била свой рюкзак и достала простыни и сапоги.
Тем же маневром попотрошили Иринкин рюкзак. То-
лько в моем не было ничего лишнего. Иринка яви-
лась через тридцать минут. Оживленная и доволь-
ная. Она вообще хорошо ориентируется в чужом
месте, как по наитию находит нужное, без карт и
подсказок. Вот и сейчас могла пойти в другую
сторону, но пошла так, что все нашла на одной
улице: и магазин, и пельменную, и почту напро-
тив. И даже догадалась купить посылочный мешок.
-Ты, Иринка, просто фокусник. Все нам из рука-
ва достала,- распевает ей Валентина.
Иринка довольна. Я набила мешок вещами и стара-
юсь зашить поплотнее, а Валентина, застревая
ручкой в полотне, пишет свой адрес. Значит, по

-19-

приезде домой ей лишние хлопоты- идти за посыл-
кой. Мы уточняем у нашего гида маршрут, берем
мешок и сумку и уходим. Конечно, сразу все на-
шли. На почте сдали посылку. Зашли в магазин,
потом в пельменную. На деле оказалась не пель-
менная, а обыкновенная столовая. Но пельмени
были. Лишнюю порцию пельменей захватили для Ма-
ркиза, который весьма их одобрил. В пять часов
дня мы уже снова ехали. На одной из улиц стояло
с десяток грузовых машин, и я, оставив велоси-
пед девчонкам, пошла просить горючее. Один шо-
фер отказал, я ко второму- тоже отказ. Едем да-
льше. Город большой, дороги хорошие. Уже на ок-
раине увидела у частного дома машину и решила
попросить у них. Мы подъехали всей гурьбой, и
я, извинившись, что оторвала их от дела, объяс-
нила ситуацию. Молодой парень без слов встал,
взял шланг и налил полную канистру бензина.
Стоило Валентине улыбнуться, и парню сразу за-
хотелось узнать, откуда мы. В общем, через пару
минут я создала суматоху по поводу потери вре-
мени, и мы отъехали, приобретя если не адрес,
то уж доброжелателя нашей поездки точно. А гла-
вное, толковое объяснение прямого пути на трас-
су.
Выехали на окраину города. Не успела Иринка
высказать пожелание искупаться, как впереди по
курсу увидели какую- то лужу воды, в которой
плескались и стар и мал. Не успела я оглянуть-
ся, как девчонки кинули на меня свои велосипеды
и упрыгали к прудику. Маркиз завыл и залаял-ис-
пугался,что без него девчонки утонут. Пока я
отвязывала поводок, он снял ошейник через голо-
ву и умчался за ними-наблюдать и надзирать. И
осталась я с велосипедами, как та дивчина на
танцах с сумками. Вокруг не было ни кабинок, ни
растительности, где можно было бы переодеться.
Девчонки специально подыскали в дорогу цветное
белье и теперь наслаждались плодами своей рас-
торопности. Я решила на следующий день последо-
вать их примеру. Но вот гуськом моя команда во-
звратилась назад. Валентина свои чудные длин-
ные волосы распустила для просушки. Иринка же
все свои кудряшки потеряла и вид уморительный:
-Иринка, ты как наш Маркиз после купания.
-А что, похоже? Тогда мне банта не хватает,- и
ловко выхватывает платочек, пристраивая его на
шее,-ну, как?
Мы хохочем. Немного передохнули и снова вперед.
Едем по узкой дороге в горку. Нам сказали, что
с километр подъема- и трасса. А по старому сле-
ду все три. Машины идут впритирку. Я уж как ни
старалась, но один грузовик проехал, чиркая ку-
зовом о мой локоть. Да и сил уже нет педали
крутить. Крутая гора быстро забирает весь жиз-
ненный запас. Я оглядываюсь. У девчонок встре-
воженные лица. Очень опасная зона. И я сдаюсь.
Отворачиваю к канаве и спешиваюсь. Валентина
облегченно переводит дух. Иринка с трудом пере-
дыхает от нагрузки:
-Я думала, что еще чуть-чуть...руль вильнет в

-20-

сторону и...зацепит меня.
Валентина переглядывается с Иринкой. Я для себя
делаю пометку, что так жестоко испытывать силы
девчонок нельзя. Мы не профессионалы. Безопас-
ность движения на мне. Это обещание нашим роди-
телям. Втроем поехали, втроем и надо вернуться.
Идем пешком, с трудом толкаем велосипеды в
горку. Маркиз негодующе лает, а спустить его
нельзя. Шли минут сорок, когда кончился подъем
и с правой стороны, перед входом на трассу, за-
зеленел лесок. Устали и были как выжатые. Дое-
хали до леска.
-Ну, как? На отстой?- спрашиваю я.
-Не помешает,-согласна Валентина,- вода есть,
бензин есть.
Мы достали одно одеяло, кинули его на лужайку,
и, пока я настраивала примус, девчонки прилег-
ли полежать. Я поставила чай, достала купленную
ветчину и стала делать бутерброды. Маркиз дож-
дался кусочка, съел и улегся у Иринки под бо-
ком. Когда чай был готов,- а это шесть-восемь
минут, девчонки уже спали. Ела я в одиночестве.
У самой глаза закрывались. К леску то и дело
подъезжали машины, а за моей спиной все время
раздавались какие-то звуки:
-Ох, хох, ох...
Сначала думала, что что-то чудится, а когда на-
до было ни в коем случае не заснуть, я решила
посмотреть, кто это охает. Уж я и в кусты за-
глянула, и на деревья посмотрела, и по траве
походила...Потом решила, что кажется, и села
лицом к велосипедам. А под ними кто-то ходит.
Как маленький мячик, вернее половинка мячика от
баскетбола. И только понаблюдав, поняла, что
это ежик. Люди тут вечно ходят, машины шумят,
он, видно, и привык. Без конца бояться-голодным
останешься. Больше часа я потешалась над ежом.
Он уморительно чесался, как собака, задней ла-
пой, мыл живот языком, вставал на дыбки, дер-
жась за спицы велосипеда. Из рюкзака явно пах-
ло ветчиной. Потом он зарылся носом в листву и
проделал дорожку, как поросенок. А когда я фыр-
кнула от смеха, он опешил, подозрительно пос-
мотрел в мою сторону, развернулся и пошел
прочь, только подошвы лапок замелькали.
Проснулась Валентина и посочувствовала мне:
-Как ты терпишь? У тебя глаза слипаются.
-Народу много. Вон шоферье без конца шастает.
Хорошо, что нас не видно.
-Ложись, я подежурю,-пожалела меня Валентина.
Я легла рядом с Маркизом и Иринкой и сразу отк-
лючилась.
Девчонки с трудом растолкали меня, и я подня-
лась с таким впечатлением, будто не спала, а
мешки таскала. И вообще, с удовольствием прове-
ла бы свой отпуск на этой поляне.
Иринка хихикнула надо мной:
-Ты проспала самое интересное.
-А что было?- я без энтузиазма стала поднимать-
со своего ложа.
-Были апельсины и бананы,-похвасталась наша по-

-21-

дружка.
-Вот это да!- восхитилась и расстроилась я,-
а про меня, конечно, забыли.
-Оставили кусочек,- рассмеялась и Валентина.
И стала рассказывать:
-Мы хотели пить чай, как на нашу поляну вышли
двое парней. И прокричали, как здорово, что и
тут водятся девчонки.
-Да,да, водятся, так и сказали,-смеялась Ирин-
ка,-Валентина даже вскочила от негодования.
-Я им сказала, чтобы потише восхищались, ты
только что уснула. Они устроились рядом, выло-
жили кучу всякой снеди и мы мило провели этот
час за поглощением фруктов. Потом они уехали, а
мы тебя разбудили.
Мне стало смешно:
-Валюшка, еще два адреса прибавилось?
Валентина небрежно пожала плечами:
-Само собой, разумеется. Мы не стали тебя бу-
дить, ведь ты не любитель наших бесед. Зато вот
это твое.
И она подвинула ко мне корзинку Маркиза. А по-
том обе насладились моим изумлением. Корзина
была полной. С верхом. И чем? Апельсины, ябло-
ки и большая гроздь бананов.
-Девчонки, это по-свински, не показать мне на-
ших благодетелей,- вознегодовала я.
-Чего ты возмущаешься?-удивилась Иринка,-они то
тебя видели.
Вот и ищи правду после этого.
Меня хватило на апельсин и пару бананов. Пере-
ложили фрукты в Иринкин рюкзак, сели на велоси-
педы и поехали, в последний раз оглянувшись на
такую щедрую полянку. Дорога- мечта. Колея- три
метра шириной.Можно не остерегаться машин. Ас-
фальт на ней глаже, чем на середине дорожного
полотна. Дорога под горку или прямая. По карте
вижу, что эта чудо-трасса ведет за Тулу, а там
снова старая дорога. Ну, хоть до Тулы. Правда,
на завтра мы узнали, что карта жестоко обманула
наши радужные надежды. За Серпуховым дорога-ме-
чта прекратила свое существование. Нас обгоняет
много трайлеров. Громадные машины. Ждем встречи
с речкой Рожая. Еще дома наметили на ней оста-
новку, но, помня о комариной Пахре, думаем, что
и Рожая нас разочарует. Пошли длительные спус-
ки. Кончаются сороковые километры- наш план по
километражу выполняется. Вижу, что не только я,
но и девчонки уморились. Проклятая жара. Чувст-
вую, что устала сидеть в седле- мышцы затекли,
как после двухсерийного кино. Вот уж не думала,
что такое возможно. Часам к восьми увидели
мост. Табличка "река Рожая". Остановились на
самом верху. Спуск в сторону от дороги крутой.
Речка-курица перейдет. В глубине леса-сады. Я
пошла с Маркизом на разведку. Собачонок мигом
окунулся и уселся на берегу. А во мне жар все
испек. Посмотрела вверх и решила, что с моста
не разберут, кто моется. Разделась и вдоволь
наплескалась. Довольные, с Маркизом вскарабка-
лись наверх.

-22-

Спрашиваю девчонок:
-Поехали?
-Поехали,- со вздохом отвечают.
Они так вымотались, что и речка не тянет. Тог-
да, видя, что они еле держатся, я решила оста-
новиться прямо за мостом. И вода рядом. Съехали
с моста, метров 50 проехали, чтобы нас с моста
не было видно, и встали на небольшой возвышен-
ности. Комаров мало. Достали и стали ставить
палатку. Даже дома не пробовали. Иринка нашла
два дерева, которые стояли так, как нужно, мы с
Валентиной накинули торцевые веревки и стали
тянуть их. С непривычки вязали то низко, то вы-
соко, но справились. Натянули растяжки боко-
вин, забив стержни в землю под острым углом,
расправили пол и сразу застегнули торцы, -чтобы
не попали комары.
-Красота,- восхитилась Иринка, покидала все
из рюкзаков и залезла в палатку постель сте-
лить. Валентина взяла свою флягу- решила идти
на речку. Остатки воды пошли на кашу и в миску
Маркизу. Я мешаю крупу, чтобы не подгорела, и
краем уха слушаю перебранку Валентины с Ирин-
кой:
-Ну, скоро ты там?
-Сейчас, подушку сделаю.
-Какую подушку?
-Ты можешь на ровном месте спать, а мне не ус-
нуть без подушки,-хихикает Иринка,-я свою поду-
шку в рюкзаке вожу.
-Не выдумывай,-ухмыляется Валентина и загляды-
вает в палатку.
-Ох ты, прелесть какая! И правда, подушка. А
это что? А!! Наши теплые костюмы! Иринка, об-
манщица. Я и правда подумала, что ты подушку
везла.
Теперь уже я смеюсь.
Наконец, девчонки уходят на речку. Я с Маркизом
кашеварю. Воды мне все никак не несут. Чтобы
примус зря не горел, я решила поджарить хлеб.
Развела сухого молока, добавила сахар, соль,
масла...Яиц нет, надо бы купить. Батон занял
всю сковородку. Этой несчастной сковородкой ме-
ня всю испилили. Зачем да зачем я ее везу. А
сами не понимают, что она и вместо кастрюли
пойдет,- у нее бока высокие, и не подгорает в
ней,-она со специальным покрытием. Наконец и
хлеб поджарила, а моих кумушек все нет. Я забе-
спокоилась. Их не слышно и не видно.
Я покричала:
-Ва-лен-ти-на! И-рин-ка!
Маркиз на меня недоуменно смотрит, встает и по-
тягивает задние ножки. Потом бежит в сторону
речки, лает и злится. Смотрю, выплывают девчон-
ки. Выплывают, так как идут, будто воду на ко-
ромысле несут. И не одни. За ними с улыбкой
идут два парня. Подходят, здороваются.
-Здравствуйте,-отвечаю.-А вы на чем путешеству-
ете?
Парни улыбаются:
-Пше праше, пани.

-23-

-Вы из Польши?
-О, да. Из Лодзи. У нас "Седан".
Иринка хохочет:
-Надежда, это такой семиместный автомобиль, там
сидения в три ряда.
Я что-то о таких автомобилях не слышала. Пута-
ет, наверно:
-То-то я вас с водой заждалась.
-Ой, забыли, Валентина, отдай флягу, чаю же
нет.
Я поинтересовалась:
-Познакомить меня можно?
-Это Дончо. Чистый поляк. А это Юра. У него па-
па русский,-торопится высказаться Иринка, тыкая
пальцем в одного и в другого по очереди.
Мальчики похожи-высокие, ладные. Только Дончо с
густым и красивым голосом. Зато Юра с такой
улыбкой, что самим улыбаться хочется.
Девчонки засуетились, наливают воды в кастрюль-
ку, с опаской на меня взгляды кидают. Боятся,
что скажу что-либо против. И куда усталость их
исчезла, паршивки.
Парни с улыбками мешают русские и польские сло-
ва, но акцента почти нет. Притащили нам две же-
рдины для сидений. Получились стулья, но сидеть
жестко и мы отказываемся. Я была в Польше, и
Валентина тоже. Нам это "пани" не в диковинку,
а Иринка прямо тает. Мы подумали и открыли бан-
ку тушенки. Достали апельсины и бананы. Дончо
ушел к машине, как мы поняли, у них коньяк. Юра
веселый и жизнерадостный, балуется с Маркизом,
угощая его кусочками банана. Собачонка уперлась
ему в грудь передними лапами и выхватывает по-
дачку чуть ли не изо рта. Дончо притаскивает
гитару и бутылку с длинным изящным корпусом,
вынимает из кармана крохотные, из черного ме-
талла рюмочки и нацеживает в них по наперстку
напитка. Девчонки благоговейно пробуют на язы-
чок. Их привлекает не столько вкус коньяка,
который они и раньше не любили, сколько сам
процесс смакования. Для меня любой коньяк пах-
нет клопами. В общем, чтобы ребята не обиде-
лись, сделали заинтересованный вид и дружно по-
теряли интерес к напитку. Юра на безукоризнен-
ном русском рассказывает о смешном случае, име-
вшем место пару дней назад:
-Проезжали придорожный магазин и зашли просто
так- в них редко что путное продается. А тут
увидели флаконы "Прима-73". Он отлично муравьев
выводит. Мы взяли десять я и десять Дончо.
Дончо спрашивает: -Пани, сколько?
Продавец отвечает:
- Семнадцать рублей пятьдесят копеек.
А он не поймет никак и показывает на счеты, мол
отложи на них. Пани наклонилась и давай ему в
ухо кричать:
-Семнадцать рублей пятьдесят копеек!!
Дончо отскочил и недоуменно на нее смотрит, а
девушка сердится. Пани думает, чем громче, тем
понятнее?!
Мы хохочем. Иринка вскочила и давай в лицах эту

-24-

пантомиму показывать. Дончо и Юра в восторге.
Наши съестные запасы потихоньку тают. Юра отк-
ровенно любуется Иринкой. А хитрая дивчина в
в своем амплуа. После каждой кружки чая снова
встает и смешит нас пантомимой на разные темы.
Юра обнял Иринку за плечи. Я то знаю, что в
Польше это ничего не значит, но Иринка к такому
обращению не привыкла и шарахается в сторону.
Дончо досадливо махнул Юре и что-то по- польски
ему тихонечко баском рыкнул.
Юра конфузится:- Пше праше, Иринка.
Валентина улыбается ребятам, а Иринка пожимает
плечиком в досаде и кивает Дончо:
-Гитара твоя скучает. Споем что-нибудь? Надежда
много песен знает.
Паренек с любопытством смотрит на меня и кива-
ет:
-Споем. Ты начинай, а я подстроюсь.
Мне чуть неловко от внимания. И песни я знаю
только 40-60 годов. Гитара лениво издает соч-
ные аккорды. И я тихонько вступаю:
-Лучше не-е-е-ту того цве-е-е-ту, когда яблоня
цвете-е-е-т....
Гитара у Дончо ловко начинает аккомпанировать и
песня у меня сама льется. Потом я вспомнила и
"Сирень-черемуху", и "Где ж ты, мой сад". Пока
не почувствовала, что с непривычки скоро поте-
ряю голос. Дончо подхватывает эстафету и своим
чудным баском поет незнакомые грустные песни.
Небо совсем черное. Мы почти уже не видим друг
дружку. Я с трудом разглядела время- двенадцать
часов.
-Ребята, ахаю я,-нам ведь завтра рано ехать.
-О!- досадливо тянут они и нехотя поднимаются:
-Прощайте, пани. Иринка, тебе чтобы белый конь
приснился, на счастье. Покойной ночи, девочки.
Уходят ребята и веселье с собой забирают.
Я убираю в палатку примус. Мы залезаем внутрь
нашей тряпочной крепости и устраиваемся поудоб-
нее. Иринка молодец, она и Юра без конца смеши-
ли публику, т.е. нас. Я кладу под голову топо-
рик, Валентина-совок. Иринка спит в серединке.
Топорик мне наточил папа, им можно ложки ре-
зать. Совок тоже наточенный. Если им стукнуть
по голове, можно спокойно убить. Но у нас это
самооборона. Иринка возится и выглядывает в
окошки. Их четыре, на всех четырех сторонах, из
кисеи. Говорит, что уже ничего не видно. Вело-
сипеды стоят под одним из окошек, сверху коте-
лок и сковородка. Их стоит качнуть, и все пова-
лится. Но мы надеемся, что к нам никто не подо-
йдет. Наш черный страж уже храпит. Палатка соз-
дает видимость защиты, дышится в ней легко и
вкусно. Так мы и угомонились.
Tags: книга трио на колесах. зеленый легион
Subscribe

  • Наш дом в Казинке. Просто про нас.

    Наш дом в Казинке. В с.Казинка, что находится в Тульской области, мы приехали с Урала. Мы- это я и мой муж, пенсионеры, бывшие инженеры, и дочь с…

  • Пятерка за интеллект. серия наш дом

    Пятерка за интеллект. В моем летнем душе, сделанном из жердей и обтянутом материалом от ненужной одежды, появились осы. Они на одной жердине внутри,…

  • Ежиный троллинг серия наш дом

    Ежиный троллинг Юлька сейчас с собаками подолгу гуляет только поздно вечером. Так как днем песы отказываются идти дальше огорода. Им, видите ли,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments