nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

Четвертый день. Из книги трио на колесах

ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ. ИРИНКА-ГЕРОЙ ДНЯ.

Первый проснулся Маркиз. Он вылезает из пала-
тки и писает прямо на мои босоножки. Вот чертов
пес, все делает не вовремя. Ругаю его. Маркиз
кружится около палатки, уткнув нос в траву, по-
том лает на дорогу. Я сразу вспоминаю вчерашних

-25-


гостей. Оглядываю наше хозяйство. В сковородке
торчит белый уголок. Смотрю, письмо:
"Доброе утро. Мы едем рано. Прощайте, пани. Вам
наши пожелания. Дончо. Юра."
Уехали, значит. Сковородка грязная, воды нет.
-Маркиз, пошли за водой.
-Надежда, я сейчас схожу,-слышится голос Вален-
тины из палатки,-тебе ведь примус настраивать.
-А наши гости уехали.
-Как ты узнала,-спросила Валентина, с неохотой
вылезая из палатки.
-Читай.
-Ну и хорошо. Смотри, и адрес оставили. Вот,
на обороте. Лодзь.По-польски.
-Ну-ка, дай посмотреть. И правда. Ой, Валенти-
на, везет тебе на парней,-удивляюсь я.
Мне чуть-чуть завидно. Я не могу также свободно
вести себя, как девчонки.
-Подожди, не ходи одна.
-Я с Маркизом,-и Валентина поманила за собой
собачонку.
У меня такая ясная голова, не описать словами,
не помню, когда мне было еще так хорошо. Уста-
лости никакой. Только уши что-то чешутся. Я по-
трогала одно, другое ухо, и у меня в руках ос-
тались лоскутки шкурки. Сгорели все-таки. Осто-
рожно оборвала лохмотки кожи, и сразу стало
легче- зуд пропал. Посмотрела в зеркальце- уши
красные, вареные. Но что делать? Так и придется
ехать. Такая легкость, что, кажется, полетела
бы сейчас. Лесные трели раздаются, шум проснув-
шейся дороги. Вылезла из палатки Иринка:
-Надежда, вокруг палатки ночью кто-то ходил.
-Никто не ходил.
-Почему ты не веришь? Я же слышала.
-Надо было разбудить нас.
-Испугалась.Даже в окошко побоялась посмотреть.
В одно кто-то заглянул.
-Ой, Иринка! А ведь ты права. Только, наверно,
ходили не ночью, а утром,-осенило меня.
-Значит, и ты слышала?- повеселела она.
-Нет. Но были Дончо с Юрой. Вон их записка. Они
парни тактичные, нас будить не стали, хоть и
напугали тебя. Где уж тут Маркизу за тобой уг-
наться по сторожевой части,-а сама думаю, по-
чему собака молчала?
Пришла Валентина с водой. Напились чаю и стали
все укладывать. Каждую тряпочку-на свое место.
Потом рюкзак надо затянуть, закрыть клапаном,
поставить на багажник, привязать к раме, к тру-
бкам багажника. А мне еще сверху ставить корзи-
ну для Маркиза. Этот черный пройдоха всегда
внимательно следит за тем, как мы собираемся.
Когда все упаковано, он прочесывает место стоя-
нки и если находит что-то забытое - лает. С ут-
ра прохладно, и мы натягиваем штурмовки. Выеха-
ли на дорогу, с честью одолев глубокие канавы.

-26-

Маркиз бросается на меня, требует посадить его
в корзинку. Сажаю собачонку, еще раз оглядыва-
емся на рюкзаки и поехали. Утром очень приятно
ехать. Машин нет. Не жарко, а наоборот, пере-
дергивает от прохлады. Все кругом как умытое,
и сам тоже новенький, чистенький, мышцы еще не
болят, все как в первый раз. Мы едем и интерес-
ные моменты вокруг примечаем. На кромках доро-
ги косят траву двое мужчин. Маркиз вспоминает,
что он собака, и лает на них так неожиданно для
меня, что я чуть не выпустила руль из рук. Ко-
сари смеются. Собачонка в корзинке- чем не ко-
медия. Нас беспокоит вода. Мы уже сбросили шту-
рмовки, снова едем в рубашках. Проехали двенад-
цать километров и решили передохнуть. Забираем-
ся на крутой склон, бросив велосипеды, и усажи-
ваемся на срубленный столб. Маркиз беспокоится
о нашем имуществе и челноком носится вверх и
вниз. Минут через тридцать снова едем. Жара на-
бирает силу, воды на донышке. Почти всю выпили.
Впереди мост и какая-то деревушка в стороне. Я
круто останавливаюсь под мостом, так что дев-
чонки на меня разворчались. Валентина хватает
свою флягу, сливает мне в кастрюльку остаток
воды и уходит с Иринкой на поиски колодца. Мы
стараемся по одному никуда не ходить. Места не
знакомые, мало ли что может случиться. Пока я
борюсь с ветром и примусом, останавливается
легковушка и молодые люди спрашивают про какую-
то деревню. Я смотрю на карту-нет этой дерев-
ни. Парни выходят из машины и тоже водят паль-
цем по бумаге, но такого названия нет. Они чер-
тыхаются и машина уезжает. Оказывается, эта де-
ревня была у нас на пути на пятый день маршру-
та. Я просто не сопоставила скорость машины и
велосипеда и не перевернула страничку карты
вперед. Появляются девчонки и докладывают, что
почты нет, магазинов нет, воды набрали. Попили
чаю и снова собрались в дорогу. Маркиз изнемо-
гает от жары. Сердобольная Иринка находит самый
невзрачный белый платочек и покрывает голову
Маркиза. Пес сразу успокаивается. Вообще, путе-
шествие с собакой очень накладная вещь. У ней
свои потребности, у нас-свои. Проедем минут со-
рок-Маркиз скулит. Иринка кричит, что платок
Маркизу съехал на нос, и он пытается лапой его
снять. Через час снова визг-силится вылезти из
корзинки. Отстегиваю поводок и Маркиз стремглав
несется под кустик- невтерпеж стало. Еще через
час снова Иринка кричит. Оглядываюсь. Вот горе-
то. Маркизу захотелось постоять, т.к. в корзине
у него лапы затекают, велосипед тряхнуло, и пес
повис на поводке. Я хватаю его за загривок и
водворяю в корзинку. Маркиз напуган, но через
несколько минут страх забыт и он снова, стоя,
балансирует на рюкзаке. И эта забота о нашей
четвероногой скотинке продолжается все путеше-
ствие. К тому же пуделек попал к нам выбрако-
ванным из гнезда с себе подобными-клуб собако-
водства отказался от него, как от бесперспек-
тивного. Так что мы взяли заведомо неполноцен-
ного щенка. У него был длинный хвост, а со вре-
менем выяснилось, что он криптохор, и нам не

-27-

суждено было увидеть настоящий мужской характер
нашего питомца. Но это был ласковый и умный пе-
сик, и мы его любили и баловали.
Я слежу по карте, когда будет поворот на Сер-
пухов. Мы просто вынуждены заезжать в города,
так как пообещали своим родным каждый день да-
вать телеграммы. А города не всегда пропускают
через себя трассу. Вот и до Серпухова такой
крюк надо делать.
Оборачиваюсь к девчонкам:
-Как доедем до указателя на Серпухов, там свер-
нем и отдохнем.
Валентина кивает, а Иринка что-то бледнень-
кая. Сегодня утром она не стала ничего есть,
одной воды попила, и мы оставили ей последнюю
пару апельсинов. Едем дальше. Жарко так, что
мне этого тепла на все лето хватит. Наконец же-
ланный знак-до поворота на Серпухов-500 метров.
Последнее усилие, и мы у поворота. Спешиваемся.
Отдыхаем 10 минут. Молчим.
Дорога в этот город нас почти убила. Во-пер-
вых, она узкая, с трудом разъезжаются две ма-
шины. Во-вторых, колея-песчаная. Даже не ехать,
а просто везти велосипеды-каторжный труд. Неп-
рерывный поток машин в обе стороны- нам никак
не вписаться. Мы протащили велосипеды метров
сто, когда Иринка побледнела еще сильней и ска-
зала, что она не может не только велосипед та-
щить, а даже просто идти. Я осталась с велоси-
педами, а Валентина повела Иринку в лесок. По-
том мы с ней перетащили велосипеды, уперли их
друг в дружку, достали одеяло и уложили Иринку.
Вот черт. Что же делать? И что с девчонкой?
Я переглядываюсь с Валентиной, и она пожимает
плечами. Здесь даже на ночевку встать нельзя.
Мы с Валентиной стали мучить и выспрашивать
Иринку:
-Что у тебя болит?
-Ничего не болит.
-Тошнит?
-Ага, и голова кружится.
-А еще что? Слабость?
-Так плохо, отстаньте.
-Пить хочется?
-Ничего не хочется, вредные вы, дайте полежать.
-Съешь апельсин, сейчас почистим.
Валентина стала уговаривать Иринку лечь на бок
и съесть дольку. А я решила дать ей подсоленой
водички. Втолкали это все в нее и думаем, что
еще сделать. Я разобрала Иринкину аптечку и об-
наружила шесть больших ампул с глюкозой. Влили
одну в ложку и заставили ее выпить. Посидели
минут десять, Иринка встала, за желудок держит-
ся. Вот горе. Валентина ворчит, что сапожник
без сапог. Иринка медсестра, а саму себя лечить
не знает как. Я перерыла свой рюкзак, потом
Иринкин и нашла, что искала. Облепиховый ки-
сель. Сварили его быстренько, и Иринка съела
почти весь котелок.Остатки мы разделили с Вале-
нтиной и решили часик полежать. Иринка уснула,

-28-

а мы с Валентиной этот час обо всем проболтали,
разве что космических проблем не обсудили. Тут
Иринка вроде ожила, встала, ушла от нас подаль-
ше. Слышим, ее рвет. Час от часу не легче. Те-
перь уж точно пластом ляжет. Но она вернулась с
улыбочкой, потратила кружку воды, доела апель-
син, потом намекнула, что возит банку компота.
Мы ей достали хлеба, открыли компот, нашли су-
харики, и Иринка плотно набила свой желудок
снедью. Я была склонна думать, что Иринка от-
равилась тушенкой, так как мы мясо чуть попро-
бовали, а Иринка капитально умяла всю банку.
Вот почему она ночью все слышала- наверное ей
уже было нехорошо.
Через тридцать минут Иринка подошла к велоси-
педам и, не слушая уговоров, упрямо вытащила
свое транспортное средство. Мы разобрали свои
велосипеды и потащили их по песку. Дотащили до
горки. Машины обдают нас удушливым газом. Ждем
"окошка" в потоке машин, и, уловив кратковре-
менное их отсутствие, мигом "слетаем" с горки.
А сзади нетерпеливый гудок-посторонитесь. Рядом
с дорогой вплотную подошел тротуар, и мы пере-
ходим на него. Наконец, вот он, Серпухов. Ста-
ринные улочки, уютная почта, молодые девочки и
подвизавшийся к ним молодой человек. Я с Вален-
тиной пишу телеграммы, так как Иринка предпоч-
ла свежий воздух. Потом идем в магазин. Мы от-
выкли ходить пешком и ноги стали как ходули. В
магазине шаром прокати, ничего нет, кроме завт-
рака туриста. Ни молочных, ни колбасы, ни жиров
- вообще пусто. Сразу видно, это- не Подольск,
до Москвы подальше. Взяли газировку, крупу, ла-
пшу и тихонько поехали по городу. Набрели на
столовую, попробовали пообедать. Фу, одни рыбьи
котлеты и суп, как свинячье пойло. Только наст-
роение испортили. Иринка даже запах не перенес-
ла, выскочила оттуда. Поехали обратно. Нам надо
на трассу. Доехали до того места, где перешли
на тротуар при въезде в город, и встали на пе-
репутье. Совсем не хочется окунаться в это за-
газованное место. Прямо от нас, параллельно не-
видимой для нас трассе, идет улочка. Я подумала
и повела девчонок по ней. Пока ехали, раза два
спросила у встретившихся жителей, куда ведет
эта дорога. Пожимают плечами. Странно. В Ирин-
кином рюкзаке от тряски что-то стукает. На этот
звук оборачиваются прохожие и смотрят нам
вслед. Но вот пошла такая ровная дорога, что
склянки перестали греметь. Указатель утвержда-
ет, что впереди пионерский лагерь. Едем. Пово-
рот, и вот, пожалуйста, трасса. Она высоко над
нами. Даже без велосипеда не взобраться. Вот
так. Горку то обманули... Тут нас перегоняет
мотоцикл и лихо мчит по тропинке вдоль трассы.
Мы-за ним. Минут через двадцать подъехали к
озеру, скорее, к карьеру, полному воды. Над на-
ми- трасса, сверху вниз идет избитая ногами
и шинами широкая траншея. Вот и весь секрет,

-29-

куда спешил и делся обогнавший нас мотоцикл. На
наших глазах два лихих мотоциклиста сигают све-
рху вниз и исчезают в леске, целые и невреди-
мые. Спешились. Начали перетаскивать велосипе-
ды. Я тащу за руль, Валентина с Иринкой толка-
ют в корму. Закинули все три велосипеда наверх.
Все, мы на трассе. Девчонки берут Маркиза и
скатываются вниз-купаться. Вокруг песок, масса
полуголых тел. Сверху вид очень красив. Многие
машины встают на отдых, и шоферы, помахивая
трусиками, снуют вверх и вниз, наслаждаясь во-
дичкой. Поджидая девчонок, я наблюдаю за грузо-
вой машиной, которая тянет за канат другую. Не-
удачный маневр шофера при повороте, и задняя
машина стукается левой скулой в кузов передней
машины. Водители ругаются, а я недоумеваю. Ра-
ботнички, своротили полкабины...
Появляется Валентина:
-Иди, Надежда, там Иринка тебя ждет. А то скоро
солнышко закатится.
Я и сама чувствую, что становится прохладнее.
Сбегаю вниз, раздеваюсь и по белому песку иду в
воду. Абсолютно теплая, чисто голубая вода. На-
верное, небо отражается. По берегу громадные
кряжистые деревья черным раскоряченным силуэтом
на фоне золотого солнца у горизонта. Плавала я
минут десять, пока не устали руки, потом поплы-
ла вдоль берега и стала высматривать Иринку.
Вдруг что-то пыхтящее с острыми когтями силится
на меня взобраться. Я вскочила на ноги. Воды по
пояс. А это Маркиз. Приплыл спасать меня, и ре-
шил, что у него лучше получится, если он на ме-
ня сядет. Ох, Иринка. Это явно она натравила
собаку. У Маркиза зрение некудышное, сам он бы
не нашел меня.
-Вот ты где. Как ты, нормально?- Увидела я нашу
болящую подружку.
Иринка улыбается:
-Нормально. Маркиз спас тебя?
-Спину поцарапал, чертенок,-и показываю царапи-
ны на плече.
Иринка киснет от смеха. Повеселела. А мы то с
Валентиной перепугались.
-Идем наверх?-зову я Иринку,-солнышко садится.
-Идем,-вздыхает Иринка.
Мы забираемся к Валентине. Потом долго сушим
ноги, обтираем песок, надеваем носки. За это
время солнце спряталось, подул резкий ветерок.
В мокром белье прохладно.
-Девчата, впереди леса нет, одни поля. Давайте
метров на сто назад отъедем, пока поставим па-
латку, темно будет.
-Поехали, время идет,-заторопилась Иринка.
Быстро проехали назад по трассе, Свернули в
лес, и скорей начали ставить палатку. Уже в по-
лной темноте Иринка с фонариком стелила посте-
ли. К ней забрался мокрый Маркиз и наследил на
одеяле.
-Ах, ты, недотепа, бестолочь, балда...- разоря-
лась Иринка,-посмотри, во что одеяло превратил,

-30-

грязная паршивая собака...
Я ухитрилась в темноте вскипятить чай.
-Иринка, на тебе стакан, пей в палатке, у нас
здесь комариное царство.
-А каша?- потребовала Иринка.
-Какая каша, рук не видно.
-Ладно, залезайте.
-Прими примус, он горячий, на документы.
Мы с Валентиной выпили чай, установили велоси-
педы и привязали их за колышек палатки верев-
кой. Стоит их потянуть, и палатка задергается.
-Топорик с совком бери. Да не отходи, а то в
трех соснах заблудишься,-ворчу я на Валентину.
Наконец, залезаем в палатку. Я согреваюсь и
слушаю дорогу. Плохо встали, утром нас будет
видно с трассы. Машины периодически фарами ос-
вещают нас в палатке сквозь плотную ткань. Мар-
киз втиснулся между мной и Иринкой. Я еще не
уснула, а он уже храпит, дергается во сне. В
голове прокручивается прошедший день. Странно,
столько людей было вокруг, и ни одного знакомс-
тва...Что-то девчонки оплошали.
Tags: книга трио на колесах зеленый легион
Subscribe

  • Строгая Нора

    Строгая Норка Норка-восточница из питомника "Легенда Русь". Скорее всего, вы такой питомник не знаете. Я напомню... В 90-е…

  • Древняя побитая молью кошка Маша

    Древняя молью побитая кошка Маша Я и Женька маленький сидим за столом и пьем чай с мясными пирожками. Так вкусно, что я…

  • Как спасали кавказа Дона

    Из уральских историй Утром меня разбудили детские голоса под окнами: -Тетя Надя, Юля, машина собачку сбила... тетя Надя, Юля... она уже третий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments