nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

День шестой .Из книги трио на колесах

ШЕСТОЙ ДЕНЬ. ТУЛА.

Давно проснулись и лежим. Рубашки за ночь не
просохли, моросит дождь по тенту. Что-то совсем
не хочется вставать. Иринка наконец-то извлекла
крохотный приемничек. Он шепелявит и трещит. По
случайности отчетливо было слышно про восхожде-
ние на горы молодых альпинистов.
-Какого черта им там надо?- удивилась Иринка.
-Такого-же, что и нам,-ответила Валентина, и мы
со смехом обсудили ту точку зрения, почему ты
прав, а другие нет.
Когда мы собрались в свой велосипедный круиз,
самым главным доводом, согласно которому мы де-
лали глупость, была радиация Чернобыля. Но так
как верхи широко вещали о безопасности, скрывая
как обычно, истину, мы никого не стали слушать,
посчитав, что на загрязненную местность мы не
попадаем. О том, что родители могут нас не пус-
тить, мы и не подозревали, так как считали себя
достаточно взрослыми.
Валентина решилась выглянуть и без энтузиазма
начала было приспосабливать на себя рубашку, но
потом брезгливо ее откинула. Мокрая. У
Иринки только сухая. Я одела штурмовку без ру-
башки и вылезла качать примус. Ужасно холодно.
Все мокрое. Ветер прямо ледяной. У меня появи-
лась отличная мысль- развести костер. После до-
ждя это наверняка безопасно. Взяла Иринкину бе-
нзиновую емкость, а крышку отвинтить не могу.
Иринка играет на рояле, и у нее очень сильные
пальцы, вот она во всю силу и закручивает фля-
гу. Крутила и так и сяк, пока крышка чуть сдви-
нулась. Набрала из середины пенька трухи, по
науке, и чуть плеснула бензина. Подожгла. Мигом
все вспыхнуло. Я схватила рубашку и давай ее
вертеть над костром. Тут же Валентина пристрои-
лась. Когда пламя потухло, снова плеснули бен-
зина и досушили рубашки почти полностью. Я ре-
шила еще поддержать костер. Схватила флягу, да
неловко, она вырвалась у меня из рук и упала в
костер. Огонь вспыхнул выше нас ростом. Хорошо,
что крышка была закручена и обгорела только
фляга, залитая сверху бензином. Мы с Валентиной

-37-

запрыгали вокруг костра. Она веткой флягу из
костра выкатывает, а я тащу одеялко Маркиза из
корзинки. Тут фляга выкатилась из огня и я на-
кинула на нее собачье одеялко. Емкость потухла.
М..да. Постель Маркиза вся в саже, костер снова
потух, но так как рубашки, кроме ворота, сухие,
плюнули на костер. Потух и потух. Пока бегали
кругом костра, согрелись. Потрясли флягу. Почти
полная. Степенно, не торопясь, вылезла из пала-
тки полностью одетая Иринка и присвистнула:
-Ну и балет устроили...
Но нам было не до ее критики. Поежились под
влажным воротом рубашек и наглухо застегнули
штурмовки. Сели перед примусом. Чай вскипел.
Достали помидоры, огурцы и чуть-чуть вишни. Ут-
ром особого аппетита нет. Маркиз вообще подхо-
дить отказался. Понюхали его котлеты. Вроде хо-
рошие. Убрали их до обеда и начали вытаскивать
велосипеды. Мы здорово с ними попотели. Вчераш-
ний путь забыли, пошли напрямик, а по дороге то
ямы, то ствол упавшего дерева. Еле пробрались.
Ноги мокрые, трико до колен влажное. Малость
передохнули и поехали. Когда мчишься вниз с го-
рки, ветер насквозь прохватывает. Я так хорошо
кручу головой, что от вчерашнего дня болит шея.
Едем уже два часа. Я все прикидываю, правиль-
но ли сделали, что не взяли зеркало на руль.
Вообще-то оно бесполезно, так как от тряски в
нем все мельтешит. Наши штурмовки снова висят
на рюкзаках. По бокам тянется лиственный лес.
Встретили две могилки с памятниками-башенками.
Один таксисту, один девушке. Непонятно, почему
на обочине дороги. Горки длинные, все силы вы-
матывают. Без конца мусолю карту. Проезжаем де-
ревни, которые на ней не указаны. Доехали до
Железни. Тишина и покой. Купили хлеба, молока.
Промтоварный магазин пустой. Поехали дальше.
Через два часа выдохлись. Насколько утром было
холодно, настолько днем стало жарко. Решили ус-
троить большой привал. Наша палатка чуть- чуть
влажная. Мы хоть ее и пропитали непромокаемым
составом, но способ был доморощенный, из книги
1892 года издания: мыло хозяйственное, клей
столярный, сода, жир...Вода с ткани скатыва-
лась. Но какая-то часть впитывалась. Палатка
отсырела с торцов и снизу, куда вода имела дос-
туп, воглыми были и одеяла. Требовалась просуш-
ка. Мы разделись, чтобы совместить загар с ра-
ботой. Надо же, загорать то нам оказалось не-
когда, а уж планировали в негроидную расу прев-
ратиться. Расстелили постельное белье и палат-
ку, и улеглись среди ромашек и клевера с тайной
мыслью забыть про дорогу. Все кругом благоуха-
ло, наше разбросанное имущество напоминало цы-
ганский табор. Иринке не лежалось. Она стала
рыться в рюкзаках, попросила разжечь примус и
начала кашеварить, а мы с Валентиной дремали.
Изредка машины, пролетающие по трассе, сигнали-
ли нам, но зная, что стоит обратить внимание на
них и они остановятся, мы стойко не замечали
намеков. Кто знает, что у них на уме. Иринка

-38-

заворчала на нас, чтобы оделись, так как солнце
стояло над нашими головами, а мы, как капризные
младенцы, спорили с ней.
-Натяните одежку, сгорите.
-Не сгорим.
-У вас уже плечи красные.
-Не красные.
-Скоро горелым запахнет.
-Не запахнет.
Иринка схватила мою рубашку и отстегала нас.
-Иринка, ненормальная, больно ведь.
-Умней будете.
-Вот видишь, целый кусок шкуры сорвала.
-Скоро вся свалится.Будете как ободранные зайцы
ходить.
Но так как на самом деле мы сгореть не успели,
перспектива остаться без шкуры нас не пугает.
От Иринкиного варева вкусно пахнет. Она умеет
соединять непотребное. Пшеная каша с колбасой,
изюмом, на молоке, да еще с маслом. Как молоко
на такой жаре не прокисло. Во всяком случае
двухлитровый котелок мы умяли. Маркиз свою пор-
цию тоже одобрил, да еще вечерние котлеты унич-
тожил. Сегодня никаких приключений. Про костер
уже забыли.
Как ни хотелось поваляться, нас поджимало
время. Вечером в Тулу, где мои родственники,
будет звонить моя мама. Во что бы то ни стало
нам нужно быть там. Надо торопиться. Постельное
белье и палатка высохли. Все уложили, запакова-
ли. Я подергала все веревочки, и снова в путь.
Чем ближе к Туле, тем интенсивнее движение и
длиннее горки. За один раз некоторые невозможно
одолеть, и мы осиливаем их с одной или двумя
передышками. Я все время жду, что появится ука-
затель-до Тулы столько-то.
Как обычно, обернувшись и увидев вереницу ма-
шин сзади, а потом поток их навстречу, съехали
на обочину. Иринка, естественно, идеально пов-
торила все мои маневры, а Валентина решила, что
ее объедут. Когда я обернулась на истеричные
гудки, у меня сердце замерло. Валентинин вело-
сипед подпирал бампером огромный лесовоз и гне-
вно требовал дорогу.
-Какого черта едешь?- прокричала я так громко,
что сорвала голос, и потом, разозлившись, скан-
далила с ней сиплым, прерывающимся дискантом.
-Сдурела, прешь на машины?
-Я подумала...
-Ты подумала!? Ты ни черта не думала. С твоей
матерью мне идти объясняться.
-Ну, ладно, первый и последний раз...Случайно..
-Случайно. Растяпа...
Но и ругаться долго некогда. Снова едем. Вален-
тина чувствует себя виноватой, у нее слегка
тронуло краской лицо. Иринка молчит. Ехали дол-
го- долго, то пешком, то в седле, и наконец
увидели знак раздвоения дороги. Доехали до мес-
та, где основная трасса обходит Тулу стороной.
Под знаком стоит милиционер. Рядом пункт ГАИ.
Мы как-то буднично съехали на дорогу, ведущую в

-39-

Тулу и лихо повернули, как мне показалось, на-
зад. Не знали мы в тот момент, что моя мама,
беспокоясь, как мы без адреса найдем ее сестру
в Туле, дозвонилась до этого поста ГАИ, говори-
ла с его начальником и просила его перехватить
нас и дать адрес. Но мы проехали этот пост в
шесть часов вечера, когда произошла смена дежу-
рства, поэтому и не получили нужной нам инфор-
мации. У мамы в момент нашего отъезда адреса не
было, так как ее сестра сменила квартиру. Был у
нас только ее телефон.
Теперь мы ехали более спокойно. Пропал тяже-
ловесный транспорт, лишь изредка мелькали лег-
ковушки. Я ехала и с нетерпением ждала, когда
передем железную дорогу у Горелок. Появилось
странное теплое чувство, как будьто я ехала до-
мой. Я родилась в Туле. В этом городе все мами-
ны родственники. Как нас встретят?
Горы. Они до того длинные, что взбираться на
них- мучение. Дорога петляет. Мы с завистью по-
глядывали на все легковушки, обгоняющие нас.
Солнце давно спряталось за тучами, стало прох-
ладно. Вот она, долгожданная железная дорога.
Девчонки ее даже не заметили, так как она шла
поверху. У нас от усталости уже глаза не смот-
рели по сторонам. Показался город. Тула. Как на
грех, зарядил дождик. Сразу промокли коленки.
Нас встретил парк с телефонной будкой, но по
номеру тети Вали никто не отвечал. Расстрои-
лись. Поехали дальше. Штурмовки тоже стали про-
мокать. Нашли подворотню. Девчонки остались, а
я пошла искать почту или телефон. Нашла перего-
ворный пункт. Звоню-ответа нет. Попробовала у
телефонистки попросить адрес-не положено. Зака-
зала мамин телефон, наверное, уже узнала адрес.
Говорят, жди в течение часа, а у меня девчонки
под дождем. В общем, плюнула и пошла обратно.
Страшно разозлилась. Вернулась к девчонкам и
стали все вместе смотреть в моей записной книж-
ке адрес второй маминой сестры, их детей. По-
смотрели карту Тулы-живут у черта на куличках.
Но куда деваться. Решили ехать ко второй сест-
ре. Поехали. А уже темно. Фонари горят. Проеха-
ли мимо телефонной будки, я снова соскочила по-
звонить. И даже своим ушам не поверила, когда
ответила тетя Валя.
-Тетя Валя, мы к вам час звоним, где вы были?
-Вас смотрела во дворе.
-Как смотрели?-удивилась я,-у нас же адреса не
было, мама ведь вам звонила.
В эти минуты я поняла, что мужчины считают жен-
ской логикой. В общем, взяли адрес и поехали
искать улицу. Объехали большую часть улиц, где
должна была прятаться нужная нам, но никак
не могли отыскать ее. Случайно наткнулись на
запозднившуюся женщину, которая и направила нас
в нужный проулок. Получив ценную информацию,
отыскали улицу, что все от нас пряталась то за
монастырским забором, то за соседней стройкой.
А уже темно, номеров домов не видно. Так и еха-
ли зигзагом от номера к номеру. Во дворе дома

-40-

тетя Валя с нетерпением нас встретила.
Двенадцать часов ночи. Пол в комнате был
страшно гладок, а туалет отменно хорош. В кухню
же и зайти страшно-черезчур чисто. Легли спать,
и было неловко от мягкого дивана и городских
звуков.
Tags: книга трио на колесах. зеленый легион
Subscribe

  • Строгая Нора

    Строгая Норка Норка-восточница из питомника "Легенда Русь". Скорее всего, вы такой питомник не знаете. Я напомню... В 90-е…

  • Древняя побитая молью кошка Маша

    Древняя молью побитая кошка Маша Я и Женька маленький сидим за столом и пьем чай с мясными пирожками. Так вкусно, что я…

  • Как спасали кавказа Дона

    Из уральских историй Утром меня разбудили детские голоса под окнами: -Тетя Надя, Юля, машина собачку сбила... тетя Надя, Юля... она уже третий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments