nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

Восемнадцатый день.из книги трио на колесах

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ.НЕУДАЧНАЯ НОЧЕВКА.

Проснулась от того, что Маркиз лижет мне ли-
цо. Потом тихонько заскулил. Я взяла его на ру-
ки и выползла из палатки. Вроде, песику полег-
че. Шерсть стала тусклая, клочьями, ноги, как у
старой клячи, но глаза открыты и Маркиз огляды-
вается с явным облегчением. Не сходя с места,
отлил водичку, тихонько, осторожно, потянулся
задними дрожащими ножками. Господи, хоть бы вы-
жил. Я уже давно корю себя, что взяла его с со-
бой. Маркиз смотрит на меня и на палатку. Вре-
мя шесть часов утра. Решила, что ложиться не
стоит. Распалила примус. Воды на донышке. Хва-
тит на четыре стакана. Как раз на всех. Налила
Маркизу сладкой водички, и он нехотя сделал
одолжение-хлебнул пару раз. Устал стоять и ос-
торожно улегся, даже голову ему трудно держать.
Положил ее на краешек рюкзака и водит за мной
глазами. Потом я залезла в рюкзак к Иринке, да-
ла собачонке ложку ягод. Вот горе то. И есть
ему трудно. Съест ягодку, и отдыхает, съест
другую,-и снова расслабляется.
-Маркуша, хороший, маленький...,- глажу я его

-73-

спутанную тусклую шерстку,-заболел, малышка....
Маркиз стукает хвостом о землю, мол, я тоже те-
бя люблю, да встать не могу.
-О-о,- раздался радостный вопль Иринки,- Маркиз
ожил.
-Ну-ка, ну-ка, дай посмотрю,- заторопилась за
ней Валентина,- золотце ты наше. Живой.
Маркиз и им хвостом постукал. Иринка уже с эн-
тузиазмом приготовила шприц и сделала укол пу-
делюшке. Маркиз только вздрогнул, ни намека на
сопротивление.
Пока девчонки пьют чай, я решила посмотреть,
что находится в глубине воронки. Очень осторож-
но стала спускаться вниз, держась за кусты.
Внизу темно, плохо видно. Скоро мне стало не
по себе. Почему-то я боялась повернуться и ид-
ти обратно, будьто кто-то держал меня под при-
целом. В руке у меня был топорик, и я перехва-
тила его ближе к лезвию. Дна видно не было, од-
на чернота. Кусты и высокая трава переплелись в
диком хаосе. Тут я чуть не помчалась назад,
сломя голову-внизу загорелись четыре красных
огонька. Потом пара огоньков попятилась назад,
а другая пара исчезла. Сразу над моей головой
взвыл Маркиз. И я, развернувшись, не разбирая
дороги, во всю мочь полезла вверх. Как только
увидела палатку, оглянулась назад. Моментом
прошел испуг и к девчонкам подошла уже спокой-
но. Маркиз стоял, с напряжением глядя на меня,
и убедившись, что все в порядке, снова улегся.
-Ну, Маркиз,-не поняла его вопля Иринка,- какой
бес в тебя вселился?
-Он за меня беспокоился,-поглядила я своего ве-
рного стража,-там внизу все переплелось и вниз
не спуститься, сыро. Наверно, лужа порядочной
площади.
-Грибов нет?- воодушевилась Иринка.
-Одни папортники,-махнула я рукой.
-Давайте собираться,- вздохнула Валентина,-а то
обнаружим что-нибудь похлеще следов.
-Да?-встревожилась Иринка и пугливо посмотре-
ла в кусты.
Мы подозрительно быстро упаковались и с великим
трудом забрались на дорогу-ноги тонули в глине.
Велосипеды рыжие, с колес слетают ощметки гря-
зи. Маркиз охотно пошел в корзинку. Мы снова
укутали его в тряпки, и я строго приказала ему
не мочить свою постель. Поехали. Сегодня нам
почему-то тяжело ехать. Впечатление такое, что
это гиблое комариное место забрало наши силы.
Я ехала и все думала, кто на меня смотрел в
этой неуютной черной воронке. У меня даже при
воспоминании об этом по загривку шла гусиная
кожа. Я вспомнила, как перепугались девчонки
следов и мне стало легче-не я одна такая пугли-
вая. В то же время, чего испугалась-то? Уж если
ночью нас не съели, то днем тем более. Мужик
Федор из деревни был прав-зверь человека сторо-
жится.
Все-таки сегодня непутевый день- не можем
ехать. Оглядываюсь и вижу, что Иринка морщит

-74-

губы, а из глаз слезы.
-Устала, Иришка?
Иринка, услышав это, совсем разрыдалась. Вален-
тина подбежала к ней, взяла ее велосипед и ста-
ла успокаивать. Я стащила со своего велосипеда
рюкзак, взяла у Валентины деньги и решила ехать
до любой деревни за водой. На пустом велосипеде
я на удивление быстро доехала до АЗС, где были
и магазин, и кафе. Прямо сказка о золотой рыб-
ке. Купила пару бутылок газировки, засунула ее
в переднюю корзину,-и обратно. Подъезжаю к ним,
Иринка уже успокоилась, глаза только красные.
-Иринка, я тут Емелю встретила, он тебе привет
передал,- и протягиваю ей газировку.
Иринка захлюпала носом и снова разревелась.
Совсем нервишки сдали. Валентина заулыбалась,
потрепала Иринку по голове, как Маркиза, доста-
ла наши кружки, и мы напились отличной шипучей
водички. Я привязала свой рюкзак, и Иринка уже
с энтузиазмом закрутила педалями. Скоро подъе-
хали к АЗС и девчонки со своими флягами ушли в
кафе. Я про себя недоумевала. Эта последняя
стоянка очень плохо на нас отразилась. Видно,
было в ней что-то нехорошее. Маркиз уже сидел,
и только красные глаза и слабость выдавали его
недомогание. Вышли из кафе девчонки в компании
с какими-то двумя мужчинами. Я непроизвольно
заулыбалась. Опять они кому-то лапшу на уши по-
весили. А мои туристки подошли к какой-то маши-
не и скоро вернулись ко мне, обе чрезвычайно
довольные.
-Ну, как мы? С полными ведрами! Не плохо?
-Скоро Вам за одни ваши глазки будут бензин на-
ливать,-не удержалась я от смеха,-молодцы.
Иринка, перестав жеманиться, деловито достала
шприц и сделала Маркизу укол. Собачонок даже не
вздрогнул. И я вспомнила, как у него в четыре
месяца менялись зубы, и старые не выпадали, а
оставались в своих гнездах, и новые зубы росли
рядом. Так как их направление роста было непра-
вильным, эти новые зубы насквозь проросли соба-
чонке губы, и мы обнаружили это только тогда,
когда Маркиз отказался от пищи. Конечно, ахнули
и решили старые зубы убрать. Я взяла маленькие
пласкарики и четыре дня убирала по одному зубу.
Маркиз не позволил, чтобы его держали, и сидел
вольно, открыв пасть, закрыв глаза и дрожа всем
телом. И сейчас он тоже молча терпел уколы. Я
потрогала его нос. Уже не очень горячий. Опу-
холь на голове спала. Вроде, выдюжит. Теперь по
вечерам и утром надо его осматривать на предмет
клещей.
Моя очередь идти в кафе. Валентина расписала
такой обед, что я в уме уже его съела. Потом
наяву повторила и пошла в буфет. В первый раз
увидела огурцы длиной полметра. Купила пару
штук и нехотя отправилась к своей команде. Пос-
ле обеда ехать не хотелось. Тронулись и поеха-
ли в полсилы. Иринка успокоилась и на ходу тихо
мурлыкала песенки. Проехали дорожный знак, от
которого все мы скуксились-тачка, гора щебня и

-75-

цифра 1500 м. Опять волоком тащить велосипеды.
И точно. Сразу за знаком пошел крупный щебень,
на котором велосипеды не едут. И мы тащили их
около часа, стеная и ругаясь. По обочинам была
глина и вода, и обойти щебенку никак не получа-
лось. У меня, как и у девчонок, от тряски оне-
мели ладони. Стало быстро темнеть. Валентина
показала мне на часы и на небо. Поднялся силь-
ный ветер. Он дул нам прямо в нос. Как раз кон-
чился гравий и мы сели на велосипеды. Но ветер
не дает ехать и буквально останавливает. Даже с
горки надо с усилием крутить педали, а уж в го-
рку сил ехать нет совсем- ветер не пускает. И
откуда он так внезапно взялся? У Валентины уле-
тела косынка и она уже в третий раз пытается
восстановить прическу. Иринка засорила глаз и
злится на неудобство. У меня свои проблемы- от
сильного ветра в мои босоножки без конца попа-
дают камешки, и мне надоело развязывать-завязы-
вать шнурки. Мы уже отчаялись бороться со сти-
хией и подумывали о стоянке, когда сквозь свист
ветра услышали автомобильный гудок. Смотрим,
впереди стоит машина, только не на колесах, а
на крыше. Мне стало не по себе. Оглянулась с
вопросам к девчонкам, Ваоентина мне кивает-
ет, что подъедем. Подъехали. Стоит у машины па-
рень с девчонкой.
-Все живы?-поинтересовалась Валентина.
-Да,-кивнул парень,-а вы далеко?
-Мы до Киева.
-Что,-у парня глаза на лоб полезли. Потом он
смутился,-а нам в Доброводье.
-Как перевернулись?-горели мы желанием узнать
причину их несчастья.
-Виновата вот эта куча щебня,- указала девушка
на злополучное препятствие,-мы задели ее левым
боком, а тут ветер ураганный. Сначала на пра-
вых колесах проехали, а потом перевернулись на
крышу. Но сильных повреждений нет. Стекло одно
лопнуло.
На асфальте рассыпались мелкие осколки.
-Даже и не знаем, чем помочь,-растерялись мы.
-Велосипед не одолжите,-в голову парня пришла
дельная мысль,-я доеду до деревни Доброводье,
привезу мужиков и трактор, а вы пока с Оксаной,
-кивнул он на девушку,-тут посидите.
Девчонки развернулись в мою сторону. Мне страш-
но не хотелось застревать здесь. Но и у этой
парочки положение не ахти.
-Ладно,-кивнула я. Девчонки заулыбались, девуш-
ка тоже облегченно вздохнула, а парень, сначало
напряженно ожидавший ответа, что-то гаркнул не-
суразное и подхватил Оксану, пару раз обернув-
шись с ней вокруг своей оси. Ветер буквально
прижимал к земле. Решили отдать мой велосипед.
Я сняла корзинку, рюкзак, и парень, спустя
мгновение, исчез из глаз. Мы достали одеяло и
расположились на траве. Оксана рассказывала о
себе и своем женихе, о своей маме. Иринка слу-
шала, открыв рот, а Валентина, задумчиво при-
крыв глаза, кидала реплики. Скоро мы узнали про

-76-

Оксану так много, будьто весь год провели с
ней рядом. Несколько раз проезжали легковушки,
и мы выходили на дорогу проследить, чтобы Окса-
нину машину не наподдали. Я все прикидывала
стоимость ремонта. Вообще-то только стекла с
правой стороны вылетели, а так все цело. Краска
на крыше, наверно, поцарапана. Покрутила перед-
нее колесо. Туго. Конечно, не велосипедное. На-
до усилие.
Уже хорошо стемнело, когда фары трактора под-
ползли к нашему биваку. Мой велосипед остался в
Доброводье. Миша, Оксанин жених, очень мило
улыбался и суетился. Когда мужчины осторожно
перевернули машину и подцепили к трактору, Миша
положил велосипеды передними колесами в багаж-
ник на накачанную шину, что-то там помудрил, и
вся процессия медленно двинулась. Мы шли минут
пять и убедились, что велосипеды нормально едут
на заднем колесе, но рюкзаки сползают и тесемки
наши трещат. Пришлось остановиться, снять рюк-
заки и закинуть их на трактор. Потом мы сели в
легковушку, хоть это и запрещалось при букси-
ровке, и трактор медленно тарахтел, как нам по-
казалось, целый час. Саму деревню мы не разгля-
дели, было темно, но нас с девчонками сразу ра-
зделили. Я осталась в семье Мишы, Иринку увела
старушка, а Валентину забрала Оксана. Так что я
напилась молока с чаем, и с Мишей и с его мамой
просидела почти до двух часов ночи. Мы просмот-
рели все фотографии, обсудили, какую рубашку
надо Мише на свадьбу, и пошли спать лишь тогда,
когда Маркиз начал скулить и требовать теплую
постель. Мишина мама махнула рукой, и Маркиз
забрался мне под бочок.
Tags: книга трио на колесах зеленый легион
Subscribe

  • Фигурант из дела о клещах серия Наш Дом,

    Фигурант из дела о клещах Из Уральских историй. Как-то Юлька, которая училась где-то в классе в пятом, ездила с папой в Москву. Тут надо сказать,…

  • Белая желтая Киса. серия Наш Дом,

    Белая желтая Киса. Холода заставили наших кошек ценить сарай и печку в нем. Печка- это особая статья для кошек . На печке можно просто лежать. И…

  • Майка-сплетница серия Наш Дом,

    Майка-сплетница Иногда я сквозь сон слышу, что в сарае лает Дема. Лает несерьезно, с привизгиванием. Значит, опять его Майка обидела. Майка, наша…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments