nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

двадцать первый день.Из книги трио на колесах

ДВАДЦАТь ПЕРВЫЙ ДЕНЬ. ПЕРВАЯ БАНЯ В ПОХОДЕ.

Проснулась рано. За ночь похолодало. Мое три-
ко на мне сухое. Выспалась отлично. Огляделась-
Маркиза нет. Что за черт. Выбралась, стараясь
не сотрясать наше убежище, и все равно обсыпа-
лась трухой. Вокруг все мокрое. При ходьбе из
земли выжимается влага. Велосипеды сырые. Хоро-
шо, что рюкзаки не промокаемые. Возвращаюсь.
-Эй, сони, у меня тут солнышко, вставайте,-
смеюсь я над ними.
Вылезают, ежатся. Отряхиваются от соломы и с
тоской поглядывают на небо.
-Прямо в перине спали,-делает Иринка попытку
потянуться и ее передергивает от холода.
Я расхохоталась:
-Девчата, я такая же грязная, как и вы?
Иринка осмотрела меня и Валентину и тоже рас-
смеялась:
-Вы обе трубочисты. И я, наверно, тоже. Надеж-
да! Воды умыться хватит?
-Не тратьте воду,-махнула рукой Валентина,-смо-
трите, можно дождевой умыться,- и она, резко
стукнув по колоскам, брызнула на себя влагу.
-Ох, здорово,-восхитилась сначала Иринка и тут
же скуксилась,-холод-д-но.
Валентина начала было доставать теплые костюмы,
но я ее остановила:
-Не торопись, вот выведем велосипеды, тогда на
трассе и переоденемся.
-Надежда, я потеряла босоножку,-завопила жалоб-
но Иринка.
-Не паникуй, я тоже не могу найти колышек от
палатки,-фыркнула я на Иринку и стала перекиды-
вать гору соломы, сердясь, что снова буду гряз-
ная и мыться негде.
Но напрасно. Ни колышка, ни босоножки. Махнула
на все рукой и развела примус. Попили чай и на-
строение чуть поднялось. Я снова стала перебра-

-84-

сывать стебли, не торопясь, аккуратно. И была
вознаграждена. Нашла и босоножек, и упавший ко-
лышек. Запаковали рюкзаки и повели велосипеды.
И тут на звук металла явился Маркиз. Девчонки,
оказывается, и не заметили, что его не было. Он
был мокрый, усталый, а брюхо его, мы не повери-
ли своим глазам,-висело почти до земли. Но и
это было не все. Пуделек, стоя перед нами,
склонил к земле голову и отрыгнул...мышку. Це-
лую. И гордо на нас посмотрел.
-Ах, паршивец, он и нас решил подкормить,- рас-
цвела Иринка.
Так, с шутками, потащили к трассе через поле
велосипеды. До нее было ближе, чем до расплыв-
шейся грунтовой дороги. Конечно, вымокли до во-
ротничков, и от моего сухого костюма сухой ос-
талась только спина. С неба опять посыпалась
хмарь. Встали на трассе, достали шерстяные кос-
тюмы, и, впервые за все время, сняв мокрое,
одели сухое. Потом отжали трико, штурмовки, и
тоже натянули на сухие костюмы. Завязали капю-
шоны, укрыли пленкой сонного Маркиза и поехали
под дождем. Не сказать словами, какое блаженст-
во мы испытали, что к телу прилипает не мокрая
тряпка, а нежно касается сухая шерсть. Коленки
мокнут, но шерсть под мокрым трико не намокает.
Со штормовок стекает вода,их коробит. Дождь ле-
тит в лицо, хотя капюшоны полностью натянуты
вперед, но скорость, хоть и небольшая, не дает
спастись от проникающей воды. Едем в босонож-
ках. Показался поворот в Глухов. Нудно тащимся
по плохой дороге, вокруг озера воды. Доехали до
первых деревянных домов. Иринка учуяла направ-
ление, и мы без блужданий нашли почту. Пока она
отбивала телеграммы, мы, как обычно, наведались
в магазины. Ничего особо интересного, вот толь-
ко в первый раз увидели плетеные вещицы-куклы,
лошади, бараны, шляпы, сумки...Город не брос-
кий, широко раскинутый. Увидели странные допо-
топные автобусы, наверно, 40-х годов. Иринка
нашла кафе и пошла туда с Валентиной. Прое-
хали по центральным улицам, полюбовались на
танк, посетили старую церковь, закупили проду-
кты. Надо снова возвращаться на трассу. Я по
наитию поехала не по старой дороге, а через го-
род, и весьма удачно сократила путь по второму
выходу на трассу. Недалеко АЗС. Иринка снова
набрала бензина. Она все время строго следит за
его количеством, и как только остатки переселя-
ются в примус, Иринка тут же начинает искать
"доброго дядю",применяя весь арсенал женских
уловок и хитростей. Валентине легче-воду берем
из всех попадающихся колодцев. Я же совсем отс-
транена от этих забот, зато почти каждое утро
встаю первая.
Дождь то идет, то стихает. Нам стало ясно,
что ночевать в лесках становится невозможным-на
земле стоит вода. Надо сушить вещи, одеяла. Я
еду и перебираю в уме, где сегодня ночевать.
Все больше склоняюсь к тому, что надо идти на
постой в дом. Смотрю карту. Надо ехать до Кро-

-85-

левца и искать ночлег. Девчонки вроде ничем не
озабочены. Иринка время от времени перекликает-
ся со мной и Валентиной, комментируя дорогу и
природу. Маркиз сегодня не высовывает нос из
корзинки, сыт своей мышиной охотой. Вот тебе и
домашняя собака. Днем стало немножко теплее, но
дождь не перестает, идет то тише, то сильней.
У меня, как и у девчонок, ноги промокли полнос-
тью, плечи и спина тоже напитались водой до бе-
лья, за ворот нет-нет, да сбежит холодная
струйка воды. И это несмотря на то, что капюшо-
ны подняты. Может, надо было переждать в стогу?
Один раз мы так уже делали. Но время. Нам не
хватит времени на маршрут. Но сейчас мне кажет-
ся, оно остановилось. Час за часом один пейзаж.
Все те же дорога, поля, дождь и серое небо. Мне
невозможно крутить головой из-за капюшона, и я
сдвигаю его на лоб, чтобы оборачиваться при
двойном обгоне, когда машины попадают навстре-
чу. Но машин мало. У меня начинают замерзать
пальцы, несмотря на напряженную работу педаля-
ми. Девчонки замолчали, но видно, что им плохо.
Я все время смотрю на карту. Сейчас она закрыта
пленкой, и мне приходится вглядываться в нее.
Проехали поворот в Дубовичи и Тулиголово. Я
твердо решила ехать до Кролевца. Время четыре
часа дня. Очень плохо едем, много времени поте-
ряли на Глухов. Показался знак земляных работ.
Это то же самое, когда бутерброд падает маслом
вниз-закон подлости. Когда нам так плохо, впе-
реди два километра дорожных работ-все полотно в
крупном гравии до самых канав по бокам. Спеши-
лись. По траве не пойдешь- болото. Тряска всю
душу вынимает через руки-они немеют. Дождь идет
все сильней и сильней. Я беспокоюсь. Время от
времени встаем, и Иринка на скорую руку делает
бутерброды. Сильный порывистый ветер. Абсолютно
не украинская погода. Снова идем. У меня мышцы
на предплечьях начинают болеть и ныть. Я стара-
юсь по всякому менять нагрузку на руки-то вытя-
гиваю руки до отказа, то подбираю локти, но и
так и этак неудобно. Иринка всех выносливей, у
нее от игры на пианино руки сильные, привыкла
их на весу держать. Я уже отчаялась, когда по-
лотно дороги очистилось и впереди снова заблес-
тели лужи на асфальте. Время шесть часов вече-
ра. Я думаю, что до Кролевца не добраться, до
него еще ехать от трассы, да там пока ночлег
найдем. Но хуже всего то, что мы полностью мок-
рые. Я чувствую, как вода бежит по спине и по
бокам. В рукавах давно мокро и холодно, ноги
мокрые по пояс, одно сидение сухое. Вся одежда
липнет к телу, то и дело вызывая дрожь и мураш-
ки-шерстяные костюмы в конце концов промокли,
но они и мокрые греют, если только крутить пе-
дали и не шевелить корпусом. Надо было ехать в
Дубовичи. Теперь и назад не поедешь, опять
эти камни.
-Иринка, как ты?-обернулась я к девчонкам.
-Противно и липко,-мрачнеет та.
-Не курорт,- ежится Валентина.

-86-

Нам еще долго?-начинает выяснять Иринка.
-Думала, что дотянем до Кролевца,-начинаю объ-
яснять я,-но это еще пятнадцать километров.
Молчим. Дождь льет и льет.
-Давайте так,-решаю я,-едем и смотрим любые ук-
рытия, строения, доски. Чтобы было что на землю
положить.
Так и решили. Ползем и ползем. У меня внутри
какое-то слепое отчаяние. Поля кругом. Везде
стоит вода. Я, как автомат, почти уже не фикси-
рую обстановку. Все думаю, насколько животные
приспособленнее, чем мы. Смотрю карту. Вода бе-
жит с лица на грудь. Вдруг вижу знак-до Кролев-
ца два с половиной километра.
-Девчата,-голос у меня срывается,- доехали до
Кролевца, еще чуток поднажмем, и там...
Но они так устали, Валентина только искоса на
знак взглянула, а Иринка и глаза не подняла. У
меня же внутри теплая волна поднялась. Скоро
город будет! Проехали эти два с половиной кило-
метра, и свернули к городу. Пошли деревянные
дома. Вот он, Кролевец.
Проехали две улицы, спешились и разошлись. Я
шла по улице, мне доставшейся, и оценивала до-
ма. В один постучала. Вышел мужчина, на вопрос
о ночлеге замялся, сказал, что жена больная.
И так все дома обошла. Никто квартирантов пус-
тить не хочет. Вернулась. У Иринки тоже неу-
дача. Ждем Валентину. Ее все нет и нет. Потом
видим, идет без велосипеда, помахала нам, чтобы
шли к ней. Подъехали. Валентина горда и доволь-
на своей выполненной миссией:
-Нашла семью староверов. Они набожные, вы здо-
рово с ними не спорьте,-докладывает Валентина.
А мне лишь бы все мокрое снять. Въехали во
двор, поставили велосипеды. Крепкие хозяева,
несмотря на 80 лет, пытливо нас оглядывают. Мне
неловко. Но вот хозяйка ведет в комнату, а я
все думаю, как такая грязная лягу в чистую по-
стель. Зашли, в комнате тепло, печь топится,
поленья трещат. Оглядываюсь. Стены, скатерти
все в вышивках, в цветах, в узорах. Такая кра-
сота. Я тоже люблю вышивать, но так не смогу.
Мы стягиваем с себя мокрое барахло и хозяйка
обвешивает тряпками всю печку. Заявился хозяин.
Иринка испугано отшатнулась. Мы не догадались
захватить белье из рюкзаков. Но хозяин, будто
сто раз нас видел, прошел мимо и открыл сунду-
чище. Хозяйка повыкладывала рубахи, велела все
мокрое кидать в бачок, а хозяин, дед Игнат, та-
кже молча вышел и начал носить воду. Оказа-
лось, что есть пристрой, где стоит громад-
ная лохань вместо ванны, которую дед Игнат и
наполняет то горячей водой из встроенного в
печь котла, то холодной из колонки. Пока хозяй-
ка, баба Клава, готовила ужин, дед свою работу
закончил, и мы пошли мыться. Баба Клава загнала
нас всех в воду одновременно, и, к нашему удив-
лению, всем хватило места. Дед Игнат, как чел-
нок, снует туда-сюда, подавая то воду, то дро-
ва в печь. Мыльная пена ест глаза, я ничего не

-87-

вижу, только чувствую, как хозяйка помогла по-
мыть голову, потом обкатила чистой водой, и вот
уже я вылезла, натягиваю чью-то широкую рубаху,
ищу тапочки и ошеломленно сажусь за стол. Скоро
появляются девчонки, которые понежились на де-
сять минут подольше, и на стол ставится ведер-
ная кастрюля с картошкой. Аромат ее кружит го-
лову.
Хозяйка достает тарелки,режет хлеб и неторопясь
рассказывает, что у них семеро детей, пятнад-
цать внуков, пять правнуков. В пристрое вся де-
твора купается каждый день всем скопом, так что
процесс отработан. И именно сегодня они всю
ораву отправили в Воронеж, ребята соскучились
по большому городу. Я с трудом держу глаза отк-
рытыми-сказывается трудный холодный день. Бабе
Клаве все интересно-как, куда, откуда, и глав-
ное-зачем. Последний вопрос мы объяснить не мо-
жем. Я спрашиваю, где постель, и ухожу, не в
силах воевать с самой собой. Сквозь сон слышу,
как лает во дворе Маркиз, что-то бурчит Иринка,
звучит голос деда...И все.
Tags: книга трио на колесах зеленый легион
Subscribe

  • Строгая Нора

    Строгая Норка Норка-восточница из питомника "Легенда Русь". Скорее всего, вы такой питомник не знаете. Я напомню... В 90-е…

  • Древняя побитая молью кошка Маша

    Древняя молью побитая кошка Маша Я и Женька маленький сидим за столом и пьем чай с мясными пирожками. Так вкусно, что я…

  • Как спасали кавказа Дона

    Из уральских историй Утром меня разбудили детские голоса под окнами: -Тетя Надя, Юля, машина собачку сбила... тетя Надя, Юля... она уже третий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments