nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

Двадцать второй день.Из книги трио на колесах

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ДЕНЬ. КРАСИВОЕ ЗНАКОМСТВО.

Как обычно проснулась первая, хотя было уже
поздно. Баба Клава с ходу отправила нас сначала
к умывальнику, а потом к столу.
-И вашу живность покормила. Дала косточку с мо-
згом да молока с творогом,-отчитывается она пе-
ред нами,- кость дед разбил, чтобы скотинке
грызть было сподручнее...Разумеешь?
-А ваша живность?-интересуемся мы.
-Да полно. И телок, и боровок, и уточки, и ко-
белек...,всего много,-охотно делится хозяйка,-
только успеваешь кормушки наполнять,- смеется
она.
За окном, как и вчера, тучи и дождь.
-Ну, как, девки,-ввалился дед Игнат,-часа через
два разговеет, можете ехать.
-Да не гони,-досадливо поморщилась его жена.
А дед доволен эффектом и подмигивает мне:
- Дай ей волю, так бы всех и держала под кры-
лом, и своих, и чужих.
Баба Клава хватает полотенце и дед, получив на-
хлобучку, снова уходит во двор. Встают девчон-
ки. Хозяйка усаживает их за стол, но они не мо-
гут есть и, как и я, ковыряют вилками без аппе-
тита. Пьем одно молоко.
Снова заходит дед, кидает на стол кусок сала:
-Готовь, девки, сало, а то что за еда- пустая
картошка.
Баба Клава режет сало на крупные куски и кидает
на сковородку. Я не верю своим глазам. Ни разу
в жизни не видела, что так сало жарят. А хозяй-
ка мигом его обжарила с двух сторон и на тарел-
ку положила. Все мы неуверенно берем по куску,
как отраву, но рот наполняется чем-то нежным и
сочным-не описать. Так мы впервые попробовали
сало по-украински. Но время к десяти. Надо
ехать. Я иду готовить велосипеды. Иринка раде-

-88-

шенька-наше бельишко, все сухое и чистое, висит
над печкой, и босоножки, и штурмовки, и костю-
мы. Одеяла и палатка просохли в баньке, где
дед устроил им райскую жизнь. Я снова прячу на-
ше тряпочное имущество в рюкзаки. Проверила все
вьюки-ни один не промок. Достижение не шуточ-
ное-ведь такой дождь, а все самодельное. Во
дворе на меня с восторгом налетел Маркиз. Он
признал деда Игната и побывал с ним и у уток, и
у четвероногой скотины. Дед тоже доволен, кива-
ет на Маркиза:
-Смышленый. Говорю, не пугай утят, не разгова-
ривай. Он и молчит, не кидается, только носом
тянет,- и по-хозяйски потрепал пуделюшку за
холку.
Валентина что-то там выясняет с хозяйкой.
Ну, вот мы и готовы. Хозяева провожают нас.
Дед сразу уходит, а хозяйка долго машет нам
вслед .
Заезжаем на почту, отбиваем телеграмму и едем
на трассу. Дождя уже нет, даже кое-где прогля-
дывает солнышко. Едем, объезжая лужи. Мне ка-
жется, что вчера весь кошмар нам приснился.
Въезжаем на шоссе, и Иринка требует остановки.
В течение часа мы то и дело останавливаемся,
нас просто замучил желудок. Но вот, вроде, жи-
вот успокоился. Валентине пришлось всех тяже-
лей-она выпила молока целый ковш и ее желудок
бунтовал от непривычного питания сильней наших.
Иринка в последнюю остановку с недоуменным ви-
дом осмотрела кусок сала, которым нас снабдил
дед Игнат, и изрекла фразу, к салу отношения не
имеющую:
-А картошка у них-дух захватывает от запаха, ни
разу такой не ела.
-Вот бы на развод ведерко,-тут же среагировала
практичная Валентина.
-Валентина, ты расплатилась с хозяевами?- инте-
ресуюсь я, так как финансы на ней.
-Конечно,-пожала она плечами,-я отдала 10 руб-
лей, они больше не взяли. Эти-то я силком суну-
ла.
Иринка улыбается:
-Как хозяйка нас в лохань засунула,-и показала,
какие мы были неловкие.
Мне всегда интересно, как такие пантомимы у на-
шей подружки получаются. Вот она выпятила губу
в растерянности, пошире открыла глаза, оттопы-
рила пальчик на руке, вытянула шею, и копия Ва-
лентина в лохани. Зажмурила глаза, стала хва-
тать воздух руками,-и мой портрет готов. Похо-
хотали. Снова едем. Я опять начинаю мусолить
карту. Боюсь, что в лесу не сможем остановить-
ся. Дорога сравнительно ровная, с небольшими
горками, мы их берем, не спешиваясь. От асфаль-
та поднимается чуть заметный парок. Запах- нео-
писуемый. Если хорошо пригреет, в полях подсох-
нет. Вчера нам с Кролевцом просто повезло, что
мы до него дотянули. Проехали железную дорогу-
одна четверть пути позади. По сторонам дороги
тянутся поля. Хочется где-то отдохнуть, чтобы

-89-

нам никто не помешал. Я вижу грунтовую дорогу в
глубь поля и сворачиваю на нее. Она ведет все
дальше, и я уже решила остановиться, но Иринка
возбужденно замахала руками-езжай, не останав-
ливайся. Пока я думала, зачем ей это надо, впе-
реди, прямо посередине поля, обнаружилась поля-
нка, вся заросшая цветами. Дорога эту поляну
аккуратно объезжает. А на пятачке метров трид-
цать на пятьдесят буйство цветов всех форм и
расцветок. Мы спешиваемся и благоговейно огля-
дываемся. Рвать такую красоту не хочется. Но
цветы высотой по пояс так и просятся в руки. Мы
их гладим, впитываем их аромат и в буквальном
смысле балдеем от этих неописуемых испарений. В
общем, достали одеяло и разлеглись, кто где. Но
Иринке не лежится. Она мурлыкает военный марш
и на коленках шагает к велосипедам. Мы смеемся.
Лентяйка. Но есть что-то хочется. Припасы из
рюкзаков перекачевывают на одеяло. В это время
слышен стук двигателя трактора. Иринка недово-
льно морщится. Гул и треск нарастают и минуты
через три появляется рычащее и плюющее дым чу-
довище. И останавливается перед нами. Вот черт.
Мы смотрим на тракториста и глотаем языки. Если
есть где красивые парни, то на Украине. Черно-
волосый хлопец с насмешливой улыбкой на нас ус-
тавился, и, не стесняясь, разглядывает.
-Мы не с Марса,-ехидничает Иринка и хлопает ла-
донью по одеялу,-вакантные места имеются.
-Хо! С удовольствием,-парнишка кидает руки на
рычаги и извергающая гарь и смрад техника за-
молкает.
-На довольствие возьмете? А что венков не вяже-
те? Да вы не наши,-уже удивляется наш гость.
-Я ошиблась,-обреченно молвит Иринка и поясня-
ет,-мы не с Марса, мы с Венеры.
-Здорово,-ахнул паренек,-а мы сейчас, значит,
не вслух говорим, а мыслями обмениваемся?
Он спрыгивает из кабины на землю, вынимает из
под сидения сверток и смеется:
-Предлагаю обменяться кое- чем существенным,-и
достает из бумаги...сало.
Мы ахаем и хохочем. Пришлось рассказать, что
мы не любители сала, но прощаем его за попытку
сделать из нас свинок и напоим его чаем.
-Для венерианок вы чересчур земные,- заключает
паренек и улыбается Иринке.
-А у нас мимикрия,-без тени улыбки говорит Ири-
нка,-приспособление к местным условиям прожива-
ния,-и начинает поглощать бутерброд. Маркиз ле-
зет к ней и требует свою порцию.
-Вообще-то,-продолжает Иринка между жевательны-
ми движениями,-в нашем меню присутствует кровь
трактористов, но если ты расскажешь что-нибудь
интересное, то мы, быть может, не будем пить
твою кровь сейчас, а подождем часик-другой.
-Пожалуй,-растеряно говорит паренек,-моих рас-
сказов на часик-другой не хватит. А можно, я
научу вас плести венок?
-А это что, экзотический вид кушанья?- широко
открыла Иринка глаза.

-90-

-Нет, это украшение для девушек, даже если они
прилетели с Венеры.
-Ладно,-великодушно соглашается Иринка и подви-
гает бутерброды к нам и пареньку.
Симпатичный юноша с легкой улыбкой ловко плетет
венок и подает его Иринке. Та вскакивает и на-
чинает его примерять сначала на руку как брас-
лет, но он слишком велик для ее тонких рук, по-
том на ногу-тоже не годится, и Иринка-само не-
доумение, пробует на зуб-но трава несъедобна,
Иринкина мордочка вся скривилась. Паренек уже
хохочет вслух, поддерживая нас, берет у нее из
рук венок и одевает ей на голову. Это так кра-
сиво,что Валентина показывает большой палец в
восхищенном жесте.
Славный мальчик. На него хочется смотреть и
смотреть. Что мы все и делаем. Иринка и паренек
упражняются в остроумии, а мы с Валентиной, как
зрители в цирке,то смеемся, то замолкаем, пони-
мая, что здесь состязаются таланты. Наконец они
выдохлись и мы спокойно пьем чай.
Мальчика зовут Остап. Он ни на минуту не пере-
стает улыбаться, и, прихлебывая чай, рассказы-
вает, что он с пацанами ходит в ночное, и что
провести ночь у костра-незабываемое счастье. А
потом поведал, как и водится в таких случаях,
удивительную историю. Здесь, оказывается,
иногда попадаются траншеи еще с военного време-
ни. В одну из них свалилась лошадь, ее выводили
из нее всю ночь-копали пологий подьем. А когда
лошадь карабкалась по этому искусственному
склону, у нее из-под копыт стали сыпаться пат-
роны. Ребята, естественно, страшно этим заинте-
ресовались. Не чувствуя усталости, еще немного
подкопали, и вытянули, кто бы мог поверить, на-
стоящий немецкий мотоцикл. Машина была заверну-
та в брезент. И вся обсыпана патронами.
-Стоит у меня во дворе,-важно поведал Остап и
с гордой улыбкой показал руками размеры своей
находки,-и полностью исправна. На второй день
завели и опробовали. Ездит классно. Но ГАИ на
учет не ставит. Проблема.
Паренек смотрит на Иринку и неуверенно спра-
шивает:
-Ну, что, мои рассказы и этот венок оставят ме-
ня в живых?
-Оставят,-кивает Иринка,-твой выкуп принимает-
ся. только сало свое забери обратно.
-А бедный несчастный парубок может попросить
добавку?-протянул он свою кружку.
Иринка смеется, наливает Остапу еще чая и смот-
рит на меня. Я украдкой показываю ей часы. Ири-
нка вздыхает.
Чай выпит. Мы с неохотой встаем и выводим вело-
сипеды. На Иринке изящно сплетеный Остапом ве-
нок из голубых и розовых цветов. Он ждет, пока
мы отъедем подальше, чтобы не глушить нас
звуком мотора, и только потом заводит трактор.
Иринка с дороги машет ему венком. Едем
молча. Я все вспоминаю этого паренька. Чтобы
так вписаться и подыграть Иринке- надо вообра-

-91-

жение. Мы-то привыкли к ее причудам, но он то
этот бред услышал первый раз.
Проезжаем дома и аккуратные заборчики, по-
ля желто-зеленого цвета, низенькие, лохматые.
Иринка, несмотря на усталость, сбегала и при-
несла горсть гороха. Мы пожадничали, тоже схо-
дили к полю и набили горохом, молодым и зеле-
ным, полные карманы. Дармовщина всегда вкуснее.
Странно, но дорога нас стала меньше утомлять.
Мы втянулись в походную жизнь. Вечер. Появилась
такая масса комаров, что даже при быстрой езде
они лезут в глаза и в нос. Иринка ругается. Я
вижу, что она измотана сегодняшним днем, но мне
нужна река. И мы ее получаем. Перед нами Сейм.
Большой мост перешли пешком и поехали вдоль ре-
ки по узкой тропинке. Иринке не нравится этот
берег для ночлега, но выбирать уже поздно. На-
конец, небольшая полянка привлекла Иринкин взор
и мы спешиваемся. Комары накинулись на нас ту-
чей. Натянули палатку и Иринка залезла туда
стелить постель, да там и осталась. Прилегла,
проверяя качество своей работы, и вырубилась.
Я хожу и ковыряю совком землю-земля влажная, но
не такая мокрая, чтобы палатка промокла. В этот
раз Валентина без конца вспоминает Володю, сво-
его брата. На нее нашло настроение выговориться
и я без конца поддакиваю. Пока пьем чай, пока
споласкиваю посуду, все лицо и руки искусаны
свирепыми насекомыми. Шучу над Валентиной, так
как она дольше положенного задержалась под кус-
тиками и теперь страдает, не зная как унять зуд
на ногах. Лезем с ней в палатку и со вздохом
нежимся в бескомарином царстве. Маркиз остался
снаружи, ему жарко в палатке, а комарам до его
шкуры не дотянуться. Единственное уязвимое мес-
то-нос и глаза, и собачонка без конца трясет
головой.
Tags: книга трио на колесах зеленый легион
Subscribe

  • Наш дом в Казинке. Просто про нас.

    Наш дом в Казинке. В с.Казинка, что находится в Тульской области, мы приехали с Урала. Мы- это я и мой муж, пенсионеры, бывшие инженеры, и дочь с…

  • Пятерка за интеллект. серия наш дом

    Пятерка за интеллект. В моем летнем душе, сделанном из жердей и обтянутом материалом от ненужной одежды, появились осы. Они на одной жердине внутри,…

  • Ежиный троллинг серия наш дом

    Ежиный троллинг Юлька сейчас с собаками подолгу гуляет только поздно вечером. Так как днем песы отказываются идти дальше огорода. Им, видите ли,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments