April 8th, 2011

Вкусные червяки

Вкусные червяки



Наш магазин чего только не продавал. Шел апрель месяц. Как-то прихожу из налоговой инспекции, а девочки продают какую-то странную шевелящуюся массу красного цвета. Я присмотрелась и узнала обитателя наших прудов – малинку. Любимую наживку рыбаков. Первую неделю мы не могли приспособиться к ее хранению и на пятый день она почернела и потеряла товарный вид. Потом нам сказали, что ее нельзя мочить, хранить можно и без холодильника на цементном полу ванной комнаты. Что мы и делали впоследствии, пока не приобрели холодильник. Конечно, малинка своего интеллекта не имела, и меня своим поведением не привлекала. Но вот как-то раз зашла ко мне Людмила. Моя знакомая. Я смотрю, что она над чем-то буквально киснет. Оказывается, ее привлекло поведение рыбаков. А полностью я осмыслила огромную власть малинки над сильной половиной мира, когда червяки вместо пяти дней были раскуплены за два.
Представьте себе, заходит к нам в магазин мужчина, косая сажень в плечах, рост под самую нашу люстру, еле в проходе между витринами помещается. Независимо окинул взглядом неказистое помещение и небрежно так:
-Малинка есть?
-Да утром еще закончилась.
Мужчина странным образом потерял десять сантиметров роста, лицо приняло выражение обиженного ребенка, и, ссутулившись, он вывалился из магазина, чуть не свернув двери.
Мы похохотали про себя: надо же, червяков не хватило.
Та же история повторилась и со вторым посетителем, и с третьим. Тут только до нас дошло, как сильно страдает полчеловечества, и смеяться над этим просто грешно. Недели через две наш район знал, что у нас малинка и мормыш, во-первых, дешевле, а во вторых, крупнее и живее, чем на базаре, или в «Природе», или еще там где-то.
Рано утром стук в дверь будил меня, и я из сторожа превращалась в приемщика товара, принимая челябинскую малинку и мормыш в деревянные корытца. Не успевала машина с поставщиком отъехать от наших дверей, как с просительными лицами набегал ранний народ и за два часа до открытия магазина просил уважить и продать малинку и мормыш. И я, не успев умыться и обиходить птицу, с мастерством бывалого продавца, доставала аптекарские весы, гирьки, мешочки, интересовалась количеством заказа, и взвешивала просимое, беря малинку, как некрутое тесто. Иногда в ее массе попадался тонкий белый конский червь, и меня передергивало от отвращения. Спуская малинку на чашечку весов, пока тарелочка не опускалась вниз, я перекладывала ее в мешочек или в рыбачью тару, где влажная тряпочка, деревянная коробочка с дырочками или просто футляр от сигарет были последним приютом любимого рыбьего корма. Мормыш напоминал мне мелкую холодную гальку в быстром ручейке. Он мгновенно растекался из пригоршни, и до мешочка я доносила 50% юркой твари. Рыбаки брали мормыша не 10-20 грамм, как малинку, а 100-150 грамм, как известный и любимый ими напиток.
Иногда я серьезно говорила:
-Вы только посмотрите, какие у нас червяки вкусные.
И рыбаки, эти большие дети, с улыбкой подтверждали:
-Да-а, сегодня у вас вкусная малинка.
Надо было видеть, как горделиво распрямлялся неказистый мужичок, и выходил он из магазина, как тореадор, повергнувший быка на арене Древнего Рима. Потому что у него за пазухой, напротив сердца, ютился красный неказистый червячок.
Как-то раз на вечер осталось много малинки и мормыша. Я, как обычно, хотела взять большую бутыль с распылителем и обрызгать стены ванной комнаты для понижения температуры. Но бутыль, как на грех, куда-то пропала. Вместо нее я увидела маленький стандартный распылитель на пол-литра воды. Он был почти полон. Я обрызгала стены, разделила мормыш на три коробки, чтобы твари друг дружку не душили, разложила малинку на тонкий слой газетки, чтобы ей похолоднее было, и, довольная, превратилась в бухгалтера и села делать бухгалтерскую работу. Через час превратилась в хозяина магазина и зашла проведать своих подопечных. И ужаснулась. Малинка сплошь почернела. Да что же это такое. Я отругала поставщиков – несвежую малинку дали, потом досталось моим работникам – куда смотрели, фыркнула на малинку – нашла время, когда дохнуть – пятница же завтра, народ валом пойдет… Больше ругать было некого, и я смирилась с обстоятельствами.
Утром я даже не стала заглядывать в ванную комнату. Чего расстраиваться. И ушла по своим делам. Прихожу уже вечером, а мне директор магазина с порога:
-Надежда Ивановна! А мы уж вас ругаем…
-Сама не знаю, отчего малинка сдохла, – говорю ей.
-Да вы же ее полили тем лекарством, каким ваша Юля выводила пухоедов у попугаев.
-Кто же эту гадость в распылителе оставил? – возмутилась я.
-А уж об этом свою дочь спрашивайте…
Я ничего не стала выяснять. Думаю, надо с Юлькой поговорить. А с ней уже Людмила объяснилась. Вечером Юлька расстроено:
-Это я виновата…
-А все потому, что ты ничего до конца не доводишь, - не удержалась я от назидания, - скажи спасибо, что я не обрызгала цветы рядом с аквариумом. Сейчас бы ни одной живой рыбки у тебя не было.