April 11th, 2011

домашние страсти

ДОМАШНИЕ СТРАСТИ


Как-то раз у нас тяжело заболел папа. Мама каждый день ездила к нему из Коуровки в больницу, а вечером возвращалась обратно. Но это было очень утомительно, и иногда вместо мамы в Коуровку ездили ночевать или я, или Женя.
Пришла моя очередь сторожить нашу избушку. А дом наш очень неординарный. То есть было в нем все то, что про старые дома пишут: и стуки раздавались, и шаги слышали. И даже двери самовольно открывались. Но домового я ни разу не видела.
Приехала после работы в дом, пошла на огород-полоть грядки, потом к колодцу – полить недавно посаженую рассаду, потом к козе Милке, что ходит по загону, покормить и попоить, и провозилась почти до одиннадцати часов ночи. Спать не хочется. Посмотрела вокруг, чтобы мне для мамы сделать? Смотрю, осталась в ведре картошка, которую не стали садить из-за маленького размера, мама ее потихоньку козе скармливает, и вроде как не мешается она. Зимняя обувь под кроватью скопилась, тоже можно уже на место прибрать. Так я прошлась, и все на место рассовала. Время прошло, а спать все равно не хочется. Думаю, помою сейчас полы. И давай с тряпкой и ведром ползать под скамейками и кроватями, под столом и под печкой. Часа два я таким образом на сон зарабатывала. Домыла комнату, и решила, за одним уж, и в пристройке помыть, и в холодном коридоре. Сменила воду в ведре, надо грязную вылить на улицу в канавку. В это время в холодный коридор вбегает Шарик и забивается под стол.
Я ему возмущенно:
-Шарик, что за безобразие. Быстро на место.
А Шарик лапы под себя подобрал, хвост спрятал, и вылезать не желает.
Смотрю я на его испуганную позу, и мне стало что-то не по себе. Чего может испугаться собака в пустом доме? Решила, что раз уж он освободил ступеньки от своей персоны, подмету-ка я их. Взяла веник и давай мусор вниз сметать. Прошла так три ступеньки из семи, думая про непутевого трусишку Шарика, и вдруг…
Сарай у нас длинный, лампочка горит рядом с крыльцом, и что там, в глубине сарая делается, не видно. И вот из сарая слышатся тяжелые шаги:
-Хруст-хруст-хрум…
Конечно, я знаю, что все двери в дом закрыты, никто, разве кошка только, зайти ни с огорода, ни с улицы, не может. Но панический страх рванул меня вверх по ступенькам. Я взлетела и схватилась за дверь, чтобы захлопнуть ее и не допустить «это» в комнату. Но…
Человек ведь я, в конце концов. Встала у меня в глазах Анастасия. Зазвучали ее слова: «Человек – властелин всей вселенной. Никто без его согласия не может ни в чем поступиться его свободой…»
И я дверь не захлопнула. Стою на пороге и смотрю в сарай. Если сейчас «оно» покажется, я буду защищаться. Загнала силой воли свой страх поглубже и такая меня злость взяла на эту сущность. Я уже была готова сразиться с ней немедленно…
Прошло пять минут. Я все ждала. И… никто так и не появился.
Я снова веник в руки взяла и тихонько, не упуская из виду темную сущность сарая, стала дометать ступеньки. Потом думаю, уж не Милка ли меня напугала. Пошла к Милке, а она стоит передними ногами на своей калитке и тянет голову в глубь сарая, пытаясь, что-то там увидеть.
Я Милке говорю:
-Это ты ходила? Ах ты, бестолочь белая! Напугала меня!
Милка недоуменно на меня повернулась, беззвучно спустила передние ноги на землю и без единого звука неторопливо удалилась в свое стойло.
Мне стало жарко. Таинственные шаги Милке не принадлежали. Не стоять ведь столбом. Взяла ведро с грязной водой, вышла на улицу, вылила его в канавку… Шарик, очнувшись, стрелой вылетел за мной следом. А на улице так хорошо. Ни тебе шагов тяжелых, ни собак испуганных. Хорошо и спокойно. Покричала Шарика домой, а он исчез, и голоса не подает. Ну и пусть. Пошла домой. Давай полы домывать. Потом холодный коридор мыть. И что интересно. После случившегося я уже не смогла повернуться к дверям спиной. Даже ползая под лавками, я ни на секунду не выпускала дверь из поля зрения. Время два часа ночи. Вынесла и вылила последнее ведро. Прибежал Шарик и вперед меня влетел во двор, снова забившись в уголок. Наконец-то я закрыла дверь коридора, отгородившись от невидимых неприятностей. Теперь можно собой заняться. Помылась в тазике, с удовольствием пошлепала по чистому полу босыми ногами, и так мне хорошо стало. Легла спать, пожалев Шарика: я то в комнате и до меня топающий великан не доберется, а бедный Шарик будет прятаться, и дрожать от страха. Что за скотинка, этот пес. Грозы боится, ветра боится. Теперь что-то неведомое на его душу лапу положило. Как тут не посочувствовать.
На второй день пришла ко мне мама. Я ее спрашиваю:
-Помнишь, было явление- шаги, фляги падали… Эти явления сегодня продолжаются?
-Продолжаются, – сказала мама, – я вечером из комнаты не выхожу.
Ну, думаю, бабушка наша- как богатырь Алеша Попович, ничего не боится, а чего боится, старается до себя не допускать.
Но один нюанс меня расстроил. До этой истории Гренадерша изъявляла полное желание оставаться у нас в доме. А сейчас наотрез отказалась.
Так что моя затея- привлечь рабочую силу со стороны-с треском провалилась.