October 10th, 2011

мышка на моей книжке

МЫШКА НА МОЕЙ КНИЖКЕ




Наш магазинчик функционировал уже несколько месяцев, и только один вид животного никак не попадал в наши клетки. Крысы-были, хорьки-были, хомяки-были, а вот мышей- не было. Я, конечно, понимаю, что людей в массе это не расстроит. Но вот дети…Скромная девочка в очках, лет 8-9, с папой, таким же белобрысым, как и дочка, уже который день посещала наш магазин, надеясь увидеть это хвостатого грызуна. На наше несчастье мышей нам не сдавали. Честно говоря, мы этим здорово не огорчались. Но когда уже третий ребенок поинтересовался и также страстно огорчился, что нет маленьких, добреньких, милых, красивых, неотразимых мышек, у Людмилы Михайловны дрогнуло сердце. Нельзя точно сказать, что ее воздвигло на подвиг, желание получить прибыль или удовлетворить страсть ребят к мышам, но как-то из поездки в Екатеринбург она приехала раскрасневшаяся, а за ней следом ее дочка внесла трехлитровую банку с белыми и пятнистыми мышками. Стараясь держаться от банки подальше, Людмила Михайловна с гордостью скомандовала дочке:
-Вон там маленькое колесо, вот тут кормушки, а вот здесь клетка с мелкой ячейкой. Клади мышей туда.
Мышки посыпались в клетку из перевернутой банки, и, пока они были в шоке от перемены места, мы, кто с восторгом, кто с гримасой, наблюдали этих белых и пятнистых гномиков. Просвечивающиеся в свете лампы ушки, дрожащие носики около кормушек, нервное «умывание» после дальней дороги, суетливое исследование новой обители…Не знаю, как другие, но мы с Юлькой тихо ими любовались.
От этих четырех пар мы получили первое потомство, взяли «добро» ветстанции
и выставили мышек на продажу.
Эти мышки были раскуплены за две недели, и мы этому порадовались. Не тому, что их раскупили, а тому, что наконец от них избавились. Крошечные непоседы обладали одним очень крупным недостатком, несоизмеримым с их миниатюрностью- от них очень сильно пахло. Люди, заходившие в магазин, допустим, за семенами, которыми мы тоже торговали, не всегда выдерживали мышиный запах, стараясь уйти побыстрее. И это несмотря на то, что мы трижды в день меняли подстилку и даже брызгали в зале дезодорантом
Как-то Юлька приехала их Екатеринбурга очень довольная. Тихонько позвала меня и говорит:
-Ты только не ругайся,- и достает коробочку из-под чая. Потом открыла ее и высыпала мне в руки…мышку. Да не простую. А мышку- далматина. Я ни разу не видела такой красивой мышки. На белом фоне абсолютно симметрично были расположены черные пятнышки. Аккуратные и четкие. Это была самочка. В небольшом, но высоком аквариуме ей было предложено колесо, зерно и чисто белый супруг.
Прошло время. Мышиная семья жила дружно. Белый самец трогательно ухаживал за далматинкой, вылизывал ей мех, ушки, она частенько спала, положив на него головку. Никогда бы не подумала, что в мышином мире есть место таким нежностям. Потом тихо и незаметно самочка стала толстеть и круглеть. И однажды самец остался ночевать во втором домике из-под витамин, уступив домик из-под чая супруге. Мы забеспокоились, но тревожить мышиную мамашу не решились. Успеем еще на мышат наглядеться. Буквально через неделю из домика высунулась крошечная мордочка, частенько торчали тонюсенькие хвостики, а вот первый мышонок отважился выйти только через 10 дней. Большеухий, глазастый, чуть больше мухи…
М-да !? Естественно, мы крупно просчитались. Когда весь мышиный приплод в количестве шести штук как-то вечером вышел полакомиться яблоком, мы уныло наблюдали полдюжины серых недорослей. Только полосатые-серый белый серый-кончики хвостов говорили о цивилизованной родословной этих мышек.
Весь выводок счастливо распродали. Потом второй…А третий не пошел. Проходила неделя за неделей, а хозяев мышкам не находилось, и восемь бесприданниц только зря переводили корм. Я встревожилась. Мы не могли держать такое количество животных вместе, так как мыши быстро становятся половозрелыми. Снизили цену-бесполезно. Думали-думали, и решили отвезти остаток из пяти штук в Коуровку (будто там своих мышей не хватает). Там у нас банька на отшибе. Пусть живут, кто выживет. На второй же день я лично отвезла благоухающую банку в деревню и выпустила их в баньку за большой круглый котел. Принесла сена, высыпала стакан зерна, постояла минут десять, наблюдая, как они группировались около невиданно больших зерен пшеницы, и тихонько ушла, плотно прикрыв дверь. Решила, что больше мы их не увидим. Наивная…
Прошел месяц. Наступили холода. Сижу я как-то в деревне за столом и парю ноги в воде с сеном. Болезнь костей заставляла меня следить за своими конечностями очень тщательно, не допуская охлаждения или простуды. Смотрю на скамейку, где на плитке вода греется, и вижу, по проводу, тянущемуся от плитки к розетке, бежит мышка. Села около плитки и умывается. Я буквально оторопела. Вот это наглость. Протянула к ней руку. Мышка шустро исчезла. Минут через пять чувствую, занавеска за спиной колышется. Я отодвинула уголок, а оттуда…мышка выскочила, и бежать с подоконника. Мне стало смешно. Греть ноги надо было минут тридцать, и я остаток времени провела, читая книжку. Потом вытерла ноги, одела носки, повернулась снова к книжке, чтобы ее закрыть и чай на ночь попить, а на книжке…сидит мышка. И хвост у нее полосатый-серый белый серый…Испуганная резким движением, мышка исчезла, а на страничке осталась маленькая круглая мышиная… какашка.

чем отличается большой ребенок от маленького

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ БОЛЬШОЙ РЕБЕНОК ОТ МАЛЕНЬКОГО

Я принесла свою новорожденную дочь домой и
Женя ее сразу снял на кинопленку. Обычно роди-
тели ничего не могут сказать про маленького
ребенка, так как забывают, каким он был в гру-
дном возрасте, ведь им кажется, что сейчас, ко-
гда вашему чаду пять лет, или десять, или
пятнадцать, это совсем другой ребенок. Но это
неправда. Ребенок остается тем же, даже спустя
много лет. Вот я смотрю кинопленку, и вижу кад-
ры, когда ей была неделька. Юлька крутит голо-
вкой в стороны, пока не распотрошит пакетик,
в который она заключена. И сразу засыпает. И до
сих пор она не любит тесную одежду и тугие кол-
готки. Вот Юльке месяц. Она с упоением сосет
молоко из груди и вдруг, резко выплюнув со-
сок, отворачивается и перестает им интересо-
ваться. Сейчас она точно так же, сидя за сто-
лом, ест суп, пьет чай и, не допив из стакана
два глотка, отставляет его. Выпить его до кон-
ца ее не заставишь. Возраст три ме-
сяца. Женька протянул ей руки и она схватилась
за его большие пальцы, поднатужилась и се-
ла. После этого ее невозможно было заставить
лечь. А когда ей удалось в шесть месяцев само-
стоятельно встать, она больше не села. И до сих
пор, если ей что-то надо, она добивается своего
до конца, смотря что ей хочется-новую ли книгу,
студенческий билет, практику в ветпункте или
собственную фирму. В год она пошла за любимым
мячом, который бабушка выронила из рук, и кото-
рый она желала получить. Сейчас мой большой ре-
бенок прокатится из Первоуральска в Екатерин-
бург, чтобы проверить, не появилась ли в прода-
же нужная ей книга или пакетик редких семян.
И что бы я ни вспомнила в прошлом, я вижу
те же аналоги сейчас. В пятом классе Юлька пи-
сала в сочинениях, что она любит животных и бу-
дет ветеринаром. С восьмого класса мы с ней вы-
бирали профессию. То дрессировщик в цирке, то
проводник служебной собаки, то, опять же, ле-
карь животных... Одиннадцать классов моя люби-
мая дочь окончила без фанфар. По химии знала
только формулу воды, а по биологии-на уровне
аспиранта. Теперь после работы меня ждала не
кухня, а дочь с химией Глинки под мышкой. Ровно
полтора месяца потребовалось для того, чтобы я
вспомнила всю институтскую химию, а дочь полу-
чила знания химической науки по первый курс
института включительно. И поступила на ветери-
нарное отделение Сельхозакадемии с первого ра-
за. Чем дальше, тем больше я вникала в проблемы
ветеринарии. Начинала я с названий костей, мышц
и внутренних органов, сейчас практикуюсь в ди-
агнозе болезней. Частенько слушаю студенческие
истории в Юлином изложении. Как-то мой ребенок,
поздно приехав домой и успокаивая мои нервы,
поведал одну из студенческих историй:
-Ехали утром, как обычно стоя, в Екатеринбург.
Танька ( Юлина подружка ) увидела знакомого па-
рня и поспешила отвернуться. Потом рассказыва-
ет:
-Вы знаете?! Ехала я с Эдиком вечером домой. И
призналась ему, что хотела бы почитать что-ни-
будь из японской поэзии. В частности, послед-
него модного поэта. Он согласился что-то там
принести для ознакомления.
-Для незнающих Эдика,-уточняет Юлька,-поясню,
что он учится в Университете на курсе междуна-
родных отношений. На их факультете изучают
японский язык. Судя по всему, Эдик его прекрас-
но изучил и при любых обстоятельствах этим
пользуется. Парень сам похож на японца -корейца
-монгола, хоть и числится русским, и знание
чужого языка прямо генетическое.
Танька продолжает:
-В общем на следующий день, на большом переры-
ве , он специально пришел в институт! Специаль-
но отыскал меня! Уволок в темный угол! И зажал
там!! Далее был сплошной кошмар. На протяжении
целого часа-столько длится перерыв- Эдик читал
лекцию о японской поэзии вообще, и того японс-
кого поэта в частности. После чего на японском
языке прочитал несколько его произведений. Пе-
ревел их на русский язык. И тщательно обсудил и
проанализировал каждую строчку. После чего про-
читал свои любимые стихи этого японского поэта.
О какой-то лягушке, которая прыгает по болоту и
кочкам.Пообещал принести несколько !! сборников
этого поэта для меня. В общем, я с трудом дож-
далась начала учебного часа и с облегчением
вздохнула, когда Эдик убрался. Теперь просить
Эдика о чем-то рассказать-да никогда в жизни.
Я Юльке говорю, что это прекрасный мальчик. А
она смеется. Вообще, с мальчиками-полное недо-
разумение. По признанию Юли, те мальчики, кото-
рые на нее смотрят- ей не нравятся, а те, кто
ей нравится, на нее не смотрят. Я как-то ехала
с дочерью в Екатеринбург, и, в отличие от нее,
изредка поглядывала по сторонам. Могу с ответ-
ственностью утверждать, что на нее смотрят. И
оценивают. Но подойти к девочке, которая ходит
в шляпе, не красится, незнакомым не улыбается и
обратить на себя внимание не старается, решится
не всякий юноша.
История с Эдикам завершилась очень поучи-
тельно. И наверняка Танька пожалела, что этот
увлеченный мальчик к ней больше не подошел. По
окончании Университета его послали работать в
Японию. Юности свойственны категорические суж-
дения, и только спустя время появляется понима-
ние ситуации.
В один из дней мой ребенок со смехом поведал
историю состязания:
-Сегодня ехали втроем из института. Я, Наташка
и Ленка ( ее не близкие подружки ). Они с фа-
культета зооинженерии. Как всегда начался спор,
какой факультет лучше. Наташка с Ленкой стара-
тельно, по косточкам, обработали мой факультет,
и завели речь об хирургических операциях. Обсу-
дили, что и как вливают для наркоза. Каждый был
великим ученым в этой области. Ленка вспомнила,
что кроме наркоза ставят еще что-то:
-Юль, а что ставят кроме наркоза для местного
обезболивания? Забыла это слово. Забор? Нет.
Ограда? Нет. Ну как же оно называется?
Наташка тоже вспоминает:
-Что-то, кончающееся на -ода.
В конце концов,-ухмыляется Юлька,- я над ними
сжалилась.-Да блокада это называется,- говорю.
Они обе затараторили и сказали мне:
-Ну, вот, а мы что говорили?
Уже на последнем курсе Юлька стала думать про
работу. Она перебирала варианты и обсуждала их
с разных сторон. И несколько раз мне говорила,
что много денег иметь хорошо, но что с ними де-
лать? Копить, куда-то складывать, снова копить?
Но это не интересно. Что-нибудь покупать? За-
чем? Одно купишь, другое купишь. И только мно-
го время спустя ее озарила идея, которая напол-
нила ее жизнь смыслом. И которая явилась толч-
ком к появлению этой книги.