February 25th, 2012

Двадцать девятый день. Из книги трио на колесах

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ. МЫ ПРОЩАЕМСЯ С КИЕВОМ.

Утром нас всполошил Маркиз. Он в эту ночь
спал на улице и без конца брехал на каких-то,
по его мнению, подозрительных личностей. Иринка
посмотрела в окно и со смешком удовлетворения
пошла одеваться:
-Два Александра жаждут нас видеть.
-Вот еще,- возмутилась я,-у нас прием по личным
вопросам только вечером.
-Неудобно,-помялась Валентина.
Так как все три точки зрения были разные, к
двери никто не подошел. Наши Ворзелевские прия-
тели потоптались перед калиткой и ушли восвоя-
си.
-Девчонки,-приказала я,-завтракаем, потом один
час на сбор земляники, один час на сбор огур-
цов и их полив. Хозяйка дала именно такие ука-
зания. Извольте выполнять.
Иринка фыркнула, схватила тазик и вылетела
во двор, громыхнув посудой и ведрами. Я и Вале-
нтина взяли по ведру и босиком-уже с утра было
душно-пошли поливать огурцы. На удивление быст-
ро все обошли, набрав два ведра зеленцов, и,
довольные, решили собираться на поезд. Иринка
смозолила большой палец на ноге и долго мытари-
ла нас, примеряя к ноге то бинт, то пластырь,
десятый раз меряя босоножек, все ей было нелов-
ко, а мы стояли и ворчали на нее. Из-за этого
только в девять часов были на перроне, а в Киев
приехали в десять часов. Наш верный сторож сно-
ва остался на даче.
Поели в кафе и спокойно от правились в музей

-116-

Ленина. Увидев его изнутри, мы поразились тому
поклонению, которое ему оказано- здание огром-
ное, середина пустая, если не считать довольно
внушительную статую Ленина в центре, по стенам
галереи в три этажа тянутся. Нам была
интересна только история, которой было много и
которая была занятной- многое прочитали в пер-
вый раз. Захотелось чего-то весомого, и мы от-
дохнули душой в Андреевской церкви, взойдя туда
по множеству ступенек. Народ почти разошелся,
было пустынно и торжественно. Потом, в своих
прогулках, мы наткнулись на здание, по архитек-
туре похожее на здания в Ленинграде, и узнали,
что его тоже строил Растрелли. А расположена
там больница. Был же талант у человека, до сих
пор любуемся его проиведениями. В полдень зашли
в гастроном, где было очень удобно планировать
покупки-на стенде висел перечень основных про-
дуктов, имеющихся в продаже, а также цены на
них. Заполнили две сумки с запасом в завтрашнюю
дорогу и, еле передвигая ноги от тяжести, уеха-
ли в Ворзель. Сложив все на кухне, взяли Марки-
за, скачущего от радости, и снова уехали в Ки-
ев. Нам хотелось погулять вечерком по Крещатику
и потолкаться среди художников, отправить посы-
лку с лишними вещами, чтобы не тащить с собой
тяжести. Рядом красивые фонтаны, куда неудер-
жимо влечет Маркиза, уже купавшегося там рань-
ше, и я ослабляю поводок, якобы собака освежи-
лась случайно. В переходах масса творческих лю-
дей всех видов внешности-и бородатые, и стри-
женые. Мы начали обход этой ярмарки идей
и фантазий, удивляясь увиденному. Длинный лох-
матый парень за рубль рисовал твой портрет на
картоне за спиной, держа его вниз головой, как
фокусник. Чик-чик углем, и ты получаешь свою
физиономию, удивительно похожую, на взгляд со
стороны, на твою особу. Просто невероятно. Но
самым смешным было другое. Валентина подошла к
художнику с волосами до пояса, который ловко
вырезал из бумаги портреты в профиль и наклеи-
вал их на открытку. Ему ужасно понравился наш
Маркиз. Маркизу он тоже понравился. Это была
любовь с первого взгляда. И они по- приятельски
съели по бутерброду. Я, правда, в глубине души
подумала, что Маркиз бутерброд оценил выше, чем
своего нового знакомого. Тут я, по науськиванию
Иринки, попросила у длинноволосого ножницы и
вырезала ему на память нашего Маркиза. Дело в
том, что я с такой же ловкостью вырезаю
фигурки всех животных из бумаги, как наш нечая-
ный знакомый портреты. А так как индивидуально-
сти у животных в профиле меньше, чем у людей,
то успех мне обеспечен. Наш новый знакомый во-
схищенно поцокал и попросил вырезать сидящего,
а потом лежачего пуделька. Для смеха я даже
изобразила Маркиза с поднятой ножкой у тумбы с
мусором, что он, конечно, с удовольствием про-
делывал. И вот этот собачий портрет увидел ка-
кой-то парень и попросил ему вырезать тоже. И
даже изобразить струйку, что я и сделала. По-

-117-

том со смехом еще трое подошли. В общем, я за-
работала 15 рублей, после чего Валентина, веж-
ливо улыбаясь и кланяясь нашему длинноволосому
знакомому с ножницами, утащила меня к другой
группе одаренной молодежи. Это был неповтори-
мый вечер в Киеве, на Крещатике, среди увлечен-
ных людей. Мы чудесно и неповторимо провели
здесь время, где все были рады всем, где даже
Маркиз вписался в это скопление доброжелатель-
ных личностей. В одиннадцать вечера мы пошли на
вокзал, с трудом оторвавшись от созерцания тво-
рческой вакханалии. В 12 часов ночи электричка
высадила нас на перроне Ворзеля. Мы сошли со
ступенек станционной платформы в черную темень.
И вдруг из кустов что-то рыкающее прыгнуло мне
на спину и легко приподняло над землей. Иринка
завизжала так, что я оглохла на одно ухо, и
сразу почуяла, что меня довольно аккуратно по-
ставили на ноги. Валентина схватила меня за ру-
ку, но не издала ни звука. Потому-что страшный
бандит, напавший на меня, оказался Саней, и из
густых зарослей прорезался бурчащий бас Санд-
ра:
-Так их, так, обещалкиных.
-Ненормальные,-взвизгнула Иринка,- у меня чуть
сердце не разорвалось.
-Сандр, дай скорей нитки, зашьем ей сердце,-ба-
лагурил весело и жизнерадостно Саня, а Сандр
схватил Иринку с Валентиной и повел их по улице
Ворзеля, продолжая укорять в позднем возвраще-
нии. Обормоты. Так напугать. Саня подхватил ме-
ня под локоток и провел так, что я ни разу не
споткнулась. Все равно у меня еще дрожали руки,
и мой попутчик виновато извинялся:
-Ждали, ждали, сначала у дома, потом на стан-
ции, ну, не сердись, терпение потеряли...
Вот и наш дом. Окна освещены. Хозяйка что-
ли приехала?
Ребята, как к себе домой, вошли к нам, и мы
остолбенели. Стол ломился от фруктов, напитков
и салатов.
-Итак, дорогие хозяйки,-потер Саня руки,-с отъ-
ездом.
-Ребята, такие деньги,-укоризненно глянула на
них Валентина.
-Девочки,-не слушая ее, балагурил Саня,- вам
штрафная,- и он перед каждой поставил рюмку с
коньяком. В эту рюмку спокойно входит стакан
жидкости. Мы завозмущались, и Сандр успокои-
тельно промолвил:
-Не падайте в обморок. Это вам на всю ночь. А
кто пожелает сверх того, вот источник,-и он по-
крутил элегантную бутылку в руках,- пожалуйста,
не стесняйтесь.
-С ума сошли, нам же завтра ехать в одиннадцать
часов из Киева. А вставать еще раньше,- вскипя-
тилась я.
-А мы то на что?-удивился Саня,-разбудим вовре-
мя, у моей тетки бессоница.
Но зря я так переживала. Все шло нормально. Де-
вчонки на каждый тост отпивали по глоточку бол-

-118-

гарское вино, а коньяк из наших рюмок перекоче-
вал в рюмки ребят.
Мне стало хорошо и приятно. Ушла усталость,
повысилось и так хорошее настроение. Болтали ни
о чем. Больше слушали Саню о Польше. Потом от
выпитого у нас стало певучее настроение, и мы
хором песни пели. У Сандра был великолепный го-
лос. Он так этим гордился, что мы устроили со-
ревнование. Посадили Сандра в одном уголке ком-
наты, а сами сгрудились в противоположном, и
начали петь песни на полной громкости, сколько
сил было. Мы "Катюшу", а он "Во поле береза
стояла..". И Сандр нас перепел- мы потеряли ме-
лодию и ритм, а он так и не сбился. Потом зас-
тавили меня петь романс "Утро туманное...", и
Сандр пытался играть на расстроенном пианино,
пока Иринка не вступилась за него и не прикрик-
нула:
-Хватит инструмент мучить.
Саня уже в конце нашей советско-польской вече-
ринки поинтересовался, кто у нас друг, то есть
жених, и страшно удивился, что мы обходимся без
мужского внимания.
Потом подумал и изрек:
-С одной стороны плохо, когда женщины так само-
стоятельны. Ведь в семье должен кто-то уступать
в споре. С другой стороны...Не знаю...
А Сандр смеется:
-Ты разве не понял, что они недотроги? Никакой
рисовки и ужимок. Эх, девчонки, хорошо бы жизнь
вам не сломали, не все ведь с вами считаться
будут. Я бы очень хотел наше знакомство не пре-
рывать. Люблю общаться на равных.
-Да обыкновенные мы,-махнула на него рукой Ва-
лентина,-давайте-ка землянику доедим до конца.
Я вдруг заметила, что закрыв глаза, мне их тру-
дно открыть, и что Иринка, навалившись на валик
дивана, делает героические усилия не ронять го-
ловы, слушая Сандра про какие-то разборки.
Сандр тоже это заметил, посмотрел на часы и ки-
внул Сане:
-Пошли домой, завтра девчонок разбудим и отве-
зем к поезду, чтобы потом не говорили, что из-
за нас опоздали.
После их ухода мы еще недолго паковали сумки,
Валентина написала письмо хозяйке и подколола к
нему за постой деньги. Потом быстро убрали
стол, подмели полы и уже в четыре часа ночи
угомонились.