October 16th, 2012

А ЭТО ЧТО? БЛОХА!? ХА-ХА...серия Наш Дом

А ЭТО ЧТО? БЛОХА!? ХА-ХА...


Сижу я как-то вечером на диване, послерабо-
чим отдыхом наслаждаюсь. На колени забралась
Рулька и ноги мне греет. Под правой рукой Гунда
сидит, требовательно носом тычет, чтобы гладили
получше. С левой стороны Юлька привалилась, со-
скучилась за день. Глаза у меня закрылись, а в
голове мысль проскочила, что жизнь, в общем-то,
штука иной раз неплохая. А постучать по дереву,
чтоб не сглазили, забыла. И когда Юлька вдруг
на высокой ноте у меня под ухом взвизгнула, я
резко вернулась в грубую реальность.
-Мама, посмотри, что творится!
-Боже,-вырвалось у меня,-воры лезут? Горит что?
-На Гунде блохи,- возбужденно сообщает Юлька,
перебирая пальцами собачью шерсть,-видишь, пол-
зают!
У меня странным образом зачесались руки, но-
ги и голова. Они и по мне, наверно, ползают.
-А на людей они кидаются?-нервно интересуюсь я.
Собака каждую ночь оккупирует себе место у меня
в ногах, и, как я теперь подозреваю, одаривает
меня сотней, другой насекомых.
-Да нет,-успокаивает меня дочь,-они только на
собаках и кошках любят жить, у них кровь вкус-
нее.
Утешение слабое:
-Надеюсь, я им не показалась вкусной,-говорю я
и прогоняю Рульку с колен.
Так как покой был нарушен вдрызг, до ночи
еще четыре часа, был объявлен аврал.
-Женя, иди вытряси тряпки на улице,-командую я,
показывая пальцем на гору одежды, одеял и ков-
риков у порога.
-Это зачем?-недоумевает мой любимый муж,- меня
блохи не кусают.
Но численное превосходство женского пола
принимается во внимание, и Женя работает груз-
чиком.
Я превращаюсь в стригаля собак. Завожу про-
винившуюся Гунду в ванну и, ужасаясь количеству
шестиногих, стригу ее под "ноль", т. е. наголо.
И как раньше блох не заметили? За те девять
лет, как собака у нас "прописалась", такие
страсти-первый раз. Насекомые, спасаясь от нож-
ниц, ныряют в остриженную шерсть, и меня пере-
дергивает от отвращения. Скрепя сердце, всю
собачью "шубу" складываю в мешочек, чтобы выки-
нуть.
Юлька хватает пылесос и чистит его щеткой
мягкую мебель и настенный ковер.
Но вот, через пару часов, я закончила измы-
ваться над Гундой, которая страшно не любит
стрижку, и поставила ее в ванну. На мытье соба-
ки ушел флакончик шампуни, зато на чистый, вы-
мытый хлоркой и Юлиными руками пол у нас прыг-
нула продезинфицированная и голенькая собака.



Мы вздохнули.
Осталась Рулька. Но тут сложнее. Мыться она
категорически отказывается. Блох в черной шерс-
ти не видно, но раз кошка чешется и бренчит
когтями, значит, факт налицо. Так что, ночевать
бедной киске пришлось в ванной комнате, дав
приют всем уцелевшим блохам.
Наутро, когда мы ушли на работу, Юлька купи-
ла для кошки противоблошиные капли. Придя вече-
ром домой, я услышала из ее уст увлекательную
историю.
-В тюбике была одна единственная капелька лека-
рства,-показывает Юлька на свой ноготок.-Я кап-
нула ее Рульке на загривок. Лекарство должно
действовать целый месяц. Но Рулька спит уже
весь день, и я не знаю, как это средство дейст-
вует.
-Зови кошку, сейчас посмотрим,- говорю я, сама
заинтересовавшись результатом.
Рулька выходит из ванной комнаты, садится
перед нами и без конца лижет то спину, то бока,
то лапы. Она никогда не была чистюлей и могла
спокойно ходить с паутиной на морде весь день.
Все ее охорашивание напоминало сильно запачкан-
ного человека, который двумя- тремя попытками
пытался придать опрятный вид своему костюму, но
потом, поняв, что это бесполезно, махал рукой и
ходил, как есть.
-Что это она,-удивляется Юлька, и начинает ко-
паться в ее шерсти. Потом хмыкает и улыбается:
-Вот, смотри!
Я и смотрю. Лежит у нее на ладошке на боку
блоха. Усики вытянуты в строчку вперед, ножки
назад. Она пытается привести себя в рабочее со-
стояние и крутится вокруг своей оси, так как ее
члены уже не действуют.
-Ого,-уважительно говорю я,-кажется, твое сна-
добье действует.
Так оно и было. На следующий день кошка пе-
рестала облизывать свою особу, - блохи исчезли.
Но появилась другая напасть. Рулька, видно
под влиянием лекарств, забыла, что положено со-
блюдать чистоту. И написала Юльке на кровать.
За что была немилосердно бита газеткой по мор-
де. Но вечером обнаружилась лужа на ковре. Че-
рез день кошка накакала на Юлькину любимую кни-
жку, порвала странички и была выдрана веником.
Юлька посадила Рульку на гауптвахту, закрыв
свою собственность в ванну на перевоспитание.
Вечером я снова слушала семейный анекдот.
Дочь рассказывает:
-Пришла сегодня к Юльке (своей подружке), и жа-
луюсь, что Рулька накакала на книжку и я ее по-
била. А Юлька спрашивает:
-На какую книжку?
-На "Скунса".
-Ту, которую я еще не читала?
-Да.
-Тогда добавь ей от меня!
-Заходит Юлькин брат,-продолжает смеяться моя



дочь,-а я ему снова все рассказываю и объясняю,
что чуть свою кошку не убила. А он мне говорит:
-Наши кошки (а у них три кошки), вчера нагадили
мне под кроватью. Можешь начать с них.
Мы смеемся и делаем вывод, что любые лекарс-
тва действуют на животных негативно, забивают
приобретенные навыки. То есть, если животное
лечите, будте готовы, что понадобятся воспита-
тельные меры для восстановления порядка в доме.
После выздоровления, конечно.

Приятно посмотреть , как животное кушает. серия Наш Дом

Приятно посмотреть , как животное кушает
Мне всегда нравится смотреть, как наша живность еду поглощает.
Вот поросята, у них насчет еды никаких комплексов нет. Они по малейшим нюансам- по стуку ведра, по взгляду, брошенному на них, по походке в их сторону- знают, что кормежка близко. И это при том, что никакие часы не соблюдаются, я могу покормить их в 10 утра, если встала рано, или в 12 дня, если что-то помешало, ну, там, аврал какой-нибудь, типа крыша бежит у индеек или теленок с утра занемог…Потом в поросячий загон опускается железное корыто и тазик. Это уже прямой сигнал- сейчас жрачка будет. В загоне абсолютная тишина, изредка прерываемая визгом-наступает священная минута, варево температуры около 45 градусов льется в корыто. В этот миг почти все поросята уже в корыте, и остатки их похлебки выливаются на чью-нибудь спину. Потом эта спина будет вылизана до блеска, никакой бани не надо. А я еще минут десять наблюдаю за этими пятачками, кто как ест. Вот один поросенок ест со свернутой на бок головой. М..да. Если не выправится, на одного жильца загона будет меньше. Сейчас ночью подмораживает, могут простыть. И лечить смысла нет, бывает, от антибиотика вдруг мгновенно дохнут. У нас есть черный список лекарств, которые не переносятся именно поросятами. Ну, вроде все поели, животики отвисли и поросята стали неповоротливыми. Приятно посмотреть на этих круглых шариков.
Телята, как и дети, ждут раздачи ведер, помыкивая каждый раз, как мимо них проходишь. Иногда теленок высовывает голову из ограды, а с губ у него капают слюнки. Я готовлю два ведра, бычку и телочке, по два ковша каши каждому, и по 5-8 литров воды, чтобы разбавить горячее пойло. Беру ведра и иду к ним. Телята уже высунули головы и все кругом обрызгали слюнями. Ставлю ведра и телята, каждый в свое ведро, телочка слева, а бычок справа, суют головы. Все, теперь никакой силы не хватит ведра отобрать. Наблюдаю, как едят. Охотно, или выказюливают. Да вроде, нормально. Им уже пять месяцев, и до двух они получали только молоко утром и вечером, а до трех пойло в вечернее кормление и молоко в утреннее. А в три с половиной вдруг оба резко отказались от молока. Приятно смотреть, что два ведерка вылизаны до блеска и сейчас полируются снаружи.
Лошадка Майка требует своей порции пойла, и стучит ногой по кормушке, чтобы ее не забыли. Ей доставляется под нос тазик с ковшом каши, пойлом и нагаром на дне и бока тазика, т.к. в нем заваривается ячмень и часть его пригорает. Этот чуть подгоревший ячмень будет выгрызаться, пока бока тазика не станут чистыми. Потом Майка вытолкнет тазик и прокричит мне в ухо грязной, в каше, мордой, что не плохо и сена поживать. Приятно посмотреть на нее, недотепушку. Здорова, и хорошо.
Коровы, Ева и Дочка, получают свое пойло вечером, после дойки. Поэтому коровки орут сразу же, как окажутся в стойле, чтобы скорей подоиться и посмаковать ведро вкуснятины. Там и ячмень, и очистки картофельные, и кусочки кабачка, и капустные листочки, а если сильно повезет, то и початок кукурузы. И Ева и Дочка, получив ведро, с жадностью выпивают пойло и долго вылизывают твердую фракцию. У них язык- как наждачная бумага. Если Ева в благодарность лизнет тебя по руке, то остается красный след. Я , раздав пойло, ухожу, и прихожу снова забрать ведра. Тут и смотришь, как животное поело. Ведра отпихнуты к дверям, а коровки задумчиво жуют жвачку. Ну, все в порядке.
Остается птица.
Самая беззатратная птица, в смысле обслуживания, это гуси. Они всегда так следят за обстановкой вокруг себя, так кричат и бьют крыльями, что за версту ясно-что-то происходит. В данный момент кормежка пришла в моем лице. Я несу ведро с кормом, и гуси, отчаянно крича, сопровождают меня до корытца. Потом, обсуждая каждое мое движение, ждут, как корытце наполняется, а я отхожу, и сразу вся гурьба кидается к корму. Но гуси едят цивилизованно, не толкаясь шибко, а кому места нет, ждут за спинами счастливцев. Я дожидаюсь, пока к кормушке не протиснется последний гусь и ухожу. Все здоровы, все едят.
Куры. Вот уж проблема. Завидев меня с ведром, вся масса птицы бросается на штурм дверей птичника. Я открываю двери и закрываю глаза, пережидаю первый натиск поднявшихся на крыло пернатых обитателей, и, убедившись, что никто не вылетел за пределы ограды, закрываю двери и пытаюсь идти к ванне, куда высыпается ведро корма. Стою на одной ноге, а второй ногой отодвигаю кур со своего пути. Пока отогнала пару, на их место прибегают три. С трудом ставлю ногу на свободный пятачок и медленно двигаюсь к цели. Но вот, ванна передо мной. Я поднимаю ведро и высыпаю влажную мешанку. Птица снова взлетает, чтобы в этот раз приземлиться в центре ванны и первым схватить вкусный кусочек. Уф…Та еще работа. Вечером Юлька снова заглянет к курам и проверит их гнезда. Куры несутся почти каждый день, и зимой и летом. В этом году она помесная. И подрастают чистопородные. Но это уже в следующем году. А секрет яйценоскости….Скажу, конечно, только, боюсь, критики не оберусь. У нас же псарня. Для собак берем костный куриный фарш. А как-то был период, что зерна нет, комбикорм кончился, один отсев остался. Юлька почесала затылок, и, сделав влажную мешанку из дробленого отсева, положила в корм остатки костного фарша. Так кормили неделю. И вдруг увидели, что куры так занеслись, и это в декабре, как летом не неслись. И мы с тех пор на стайку кур из 24 штук, в т.ч.4 петушка, даем ежедневно около 350 грамм костного фарша. Просто кидаем цельный кусок, а куры- с ума сходят. Тут такое галопирование начинается, такая беготня…Каждой по кусочку, но достанется. Для яйца ведь нужен белок. И если его дать в том количестве, которое нужно для формирования яйца, то курица будет нестись каждый день, практически. Самое смешное, что в нашей деревне, поудивлявшись на яйценоскость наших кур, некоторые жители тоже стали брать фарш, и у нас появились конкуренты, в хорошем смысле слова. Конечно, чуть дороже получается. Но зато яйцо у нас каждый день почти по количеству кур. А так сарай обыкновенный, из камня, с большой обогревательной лампой. Выгул затянут пленкой и с боков, и сверху. Ну, как и у всех. За курами тоже наблюдаю, все ли здоровы, нет ли расклева хвостов, крыльев и задницы. Но вроде, тьфу, тьфу…Кстати, цыплятам фарш давать нельзя. Будут заклевывать друг друга живьем.
Наконец, остались индюки. Им тоже комбикорм и подогретую воду. Почему-то от холодной дрожат. Ну, индюки не так интересны. У нас тяжелый кросс, индюшки и индюки еще растут, голенастые, неуклюжие, медлительные…Прямо спят на ходу. Вот взматереют, тогда и посмотрим. И еще у них очень хрупкие кости.А так, мы пока их держим в первый раз.
Ну, вот, кроме собак, которых кормит Юлька, все в порядке и все накормлены.
Как-то смотрели фильм о варанах. Как они растаскивали убитого круторогого козла. И одному варану досталась только голова с крутыми рогами. Профукал он начало трапезы. Так этот варан подбежал к дереву, уперся в него рогами козла и одел себя на этот череп с рогами. И было видно, как в брюхе у него выпирают эти рога. А Юлька похихикала и говорит:
-Приятно посмотреть, как животное кушает.