January 5th, 2015

Маша лопухнулась Серия наш дом в Казинке

Маша лопухнулась

Когда Женька маленький после работы забегает в деревенский магазин, который находится в 4 километрах от нас, а потом вечером приезжает домой и достает из машины полиэтиленовый пакет, мы все торопливо сходимся встречать его. Ну, как же. Вдруг он привез что-нибудь вкусное? Обычно это пакетик печенья. Его хватает только на этот вечер и чуть-чуть на утро. Иногда килограмм мандаринов. Это Юльке. Или баночку кофе по заказу от Жени большого.
Но в этот раз он вручил нам что-то, от чего капало из кулька, и хитро улыбнулся. Юлька скорее притащила пакетик в дом на стол и завопила:
-Мама, рыба соленая…Давай прямо сейчас нарежь ее…
Женя большой сразу сел на свое место, а я нарезала одну рыбку из двух на дольки, потом из каждой дольки вытряхнула внутренности, разложила по тарелке, и…через двадцать минут от рыбы остались одни воспоминания.
Не часто нам удается так полакомиться. За сорок километров в Куркино или Ефремов в супермаркет не поедешь. Да и супермаркетом магазины назвать трудно. Против уральских то, где легко можно заблудиться, в местных видна уже от входа противоположная стена. Но что есть. Не до жиру. И не до супермаркетов- у нас все продукты закупаются на месяц и из графика лучше не выбиваться. И даже пять рублей в монетах имеют стоимость. А случайно найденные затерявшиеся в бумагах на столе сто рублей- целое богатство.
Но полакомились не только мы. Под ногами во время пиршества ко всем приставала наша трехногая кошка Маша. Она металась от одного к другому и громко выпрашивала подачку. Кое- что ей обломилось. Я отдала шкурку со своего кусочка, Женька маленький- плавничок, а Женя большой обмакнул в рыбий жир кусочек хлеба. Одна Юлька ничего никогда не даст и нам запрещает:
-Вредно кошкам есть соленую рыбу,- и ногой кошку отодвинет.
-Да посмотри, как просит,- жалею я Машу.
-Перебьется,- сердится дочь.
Да только разве Маша послушает. И снова всех настойчиво трогает когтистой лапкой. Увидев, что каждый с ней поделился, Маша ушла на печку, вылизываться и вспоминать вкусное угощение.
А вечером я готовила тесто для хлеба, и вдруг увидела, как на большую двухведерную эмалированную кастрюлю прыгнула кошка, пожелавшая попить после солененького. Она хотела с нее дотянуться до фляги, которую я забыла закрыть. На Машину беду крышка на кастрюле не закрывала емкость целиком, и была щель сантиметров пять. Под тяжестью животного крышка сыграла- сбросила кошку в воду- и снова выпрямилась. Пока я отставляла от себя тесто, чтобы выудить бедную утопшую, крышка снова с одного конца нырнула в воду, так как с другого Маша с выпученными глазами наподдала крышку вверх, вылетела из воды и прыгнула на самый верх печи.
Как мы хохотали. Маша обхаживала свою мокрую шкурку, а мы не могли остановиться. Вот уж попила воды, так попила.
-Что, Маша, лопухнулась?- пожалел ее Женька маленький, и налил в ее блюдце молока. Но кошка отвернулась от всех и молоко проигнорировала- надо было раньше наливать, до купания.
Смех смехом, но воду пришлось отдать Юльке на кашу собакам- как-то нам не захотелось использовать ее после Машиного омовения. Что делать, не каждый раз кайф от вкуснятины.