January 4th, 2016

Рыжий, рыжый, полосатый...

Рыжий, рыжий, полосатый…
Пришел к нам кот. Красивый, пушистый, немного пугливый.
Когда я вечером принесла полведра дробленки для лошадки Майки, вдруг к ней в стойло… выпрыгнул котище. И стал ходить около ее головы. Потом впрыгнул на стенку стойла и стал петь для меня, крутясь около моих рук. И позволил взять себя на руки. Правда, занесла я его к печи очень осторожно, так как и Бароша, и Ферри, и Бася, и щенки, тянулись к нему носами, а Бароша вообще приклеился носом к его ногам…и быть поцарапанной незнакомым котом мне не хотелось.
Но на печке стояла железная миска с молоком, а наши кошки, Коша и Маргоша, уже набили себе животики, и толстые и благодушные спали рядом. Я посадила кота к миске, и он с урчаньем обнял миску, охраняя ее от посторонних…и пил…пил….пил…и даже вылизал миску досуха.
Откуда кот-не удалось выяснить. Но домашний и, видимо, чей-то любимец. Правда, нам кот лишний, они не ловят мышей, ленивые потому-что.
Рыжий кот после молочной трапезы на печке не остался. Испытанным маршрутом-через стойло лошади-ушел на сеновал. Там и заночевал у печной трубы. Потом туда же ушла Коша. И в сарае осталась спать только Маргуша-проказница.