nadiashiba

Categories:

Трио на колесах, или девчачий марш.

Три девчонки на велосипедах и с пуделюшкой  поехали на велосипедах от Москвы до Киева...

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ.  КАК МЫ ПРИЕХАЛИ В МОСКВУ

    В поезде мы очнулись, когда велосипеды и  рюкзаки уже лежали на  третьей  полке, а  на  столике, появился чай. За окном в темноте   мелькали  фонари, расщепляясь  в  роскошную  корону. Иринка сидела,  прижав руку к груди, Валентина сосредоточенно извлекала из своего  баула   продукты, у  меня на коленях уютно  устроился  Маркиз, а  на сидении  напротив нас  сидела  пожилая  женщина,   которая тоже еще не отошла  от   изумления, вызванного нашим вторжением. Меня беспокоила наша  экипировка:

-Штормовки взяли?
Иринка кивала головой:
-Взяли.
-Фонарики положили?
Валентина отрывается от окна:
-Вроде, укладывали.
Я хмыкаю:
-В темноте ты боишься.
Она смотрит и улыбается:
-Я точно знаю, что мы забыли.
Я с Иринкой с беспокойством смотрю на нее:
-Говори, не тяни.
-Зеркальце и вазелин для лица.
Иринка закатывается смехом:
-Ой, кошмар, столько собирались, а про зеркальце не вспомнили. А крем сойдет вместо вазелина?
Но потери были. Забыли  самое  необходимое-ножи. Даже хлеб резать нечем.
Мы уже  стали  ложиться  спать, когда  пришла   проводница и принесла сумку:
-Ваша?
Валентина изумленно вскинула брови:
-Надежда, это твоя?
-Вроде, да. Моя.
Мне  стало жарко от досады. В сумке были деньги,   все наши документы и  адреса  некоторых  маминых   сестер в Туле.  Вот  дубинушка. Сунулась   внутрь  сумки-все  цело. Пошла  к  проводнице  говорить спасибо. До меня  всегда очевидное поздно  доходит.
 -Надежда!-хихикнула Иринка,-ты сумку под  голову положи, чтобы котик не украл.
Я ворчу и засовываю ее в ящик  под  койкой. Теперь ее можно достать, если только меня  убить.
Все.  Уснула так, что утром Валентина не  смогла  меня разбудить. Девчонки   науськали  Маркиза, и  он своим холодным носом мигом привел меня в  чувство.
-Валентина. Собаку выводили?
-Да гуляли, что мы, первоклашки?-Иринка ест пирог и отталкивает ногой Маркиза.

-Он,  нахал, затащил меня в какие-то  доски, наложил  кучку. А  когда  побежали обратно, мне пришлось прыгать  и   через доски и через кучку  одновременно,-  Иринка смотрит, как мы начинаем  киснуть  со  смеху  и  продолжает,-хорошо, что я балетом занималась,  -половинка пирога  досталась Маркизу в зубы. Потом встает и в лицах представляет себя и  Маркиза. Наша соседка по купе уже не может  смеяться  и выходит в  коридор. Валентина заводит разговор  с попутчицей. Она любит эти  разговоры, в  отличие от меня, у нее  полно  адресов  и  приходит  масса  писем от  поклонников. Непонятно, что  не  дружит ни с одним парнем.  Вот  и  сейчас  вижу,  как Валентина кивает головой, что-то пишет себе  и  отрывает листочек женщине. Ну, все, еще  один
адрес.
Иринка заваливается на верхнюю полку и  начинает травить байки:
-Я   сдавала  электротехнику  раз  десять. Такой  преподаватель  оригинальный попался. Приедешь  к  нему, он поставит 80 километров.  Зачетный  лист  не берет. Второй раз приедешь, поставит 160 километров. Я   спросила  ребят, они говорят, надо
наездить 600-800 километров.  Тогда я даже готовиться не стала. Так просто ездила. В последний  раз  считаю, что еще только 720 километров, а он  берет мою зачетку и ставит  "удик".
Мы смеемся. Иринка воображаемой ручкой чешет за   ухом,  перелистывает воображаемый блокнот.  Умора. Я на каждой остановке выхожу  с Маркизом  на  перрон. Ему надо отлить водичку, но кругом люди и он  стесняется, столбов вблизи  нет, и  Маркиз  прыгает на колею и   сбрызгивает  колесо  нашего   вагона.
Когда с улицы входишь в  помещение, запахи чувствуются сильнее. Поэтому, когда мы  входим  в   вагон, меня начал тревожить подозрительный аромат. Иринка с Валентиной   переглядываются. Дело  в том, что мы в канистре везем два литра бензина,  что строго воспрещается  правилами, и  один  литр едет в заправленном  примусе. И теперь  ясно, что бензин тихонько  улетучивается  из   канистры.

Я шепчу Валентине:
-Надо канистру спрятать в угольную яму.
Она недоуменно отвечает:
-А где ее найти?
Я   оглядываюсь. Квадрат железа лежит у соседнего  купе. Я лезу на  третью   полку, отдаю  канистру   Валентине, открываю яму, и мы  заталкиваем   ем кость  между  чьими-то  рюкзаками. Встревожено  оглядываемся. В  проходе никого. Никто не  видит
нашей хитрости. На следующей остановке  мы  уже  специально  внимательно  принюхиваемся. Пахнет.;
Иринка тихонько шепчет:
-По низу запах идет.
Потом  садится на  корточки  у  ямы и снова принюхивается. Тут выходит  проводница. Она, видно,  уже поняла, в чем дело. Уголь ей нужен все  время, и она уже заметила нашу емкость:
-Ваше хозяйство?-спрашивает у Иринки.
Иринка  запинается с ответом, и Валентина подходит к проводнице, совсем  молоденькой  девчонке,  вроде нас, и смущенно все объясняет:
-Мы не могли подумать, что  будет  пахнуть. Канистра надежная...
 -Много там?-в ужасе спрашивает проводница.
-Литра два,-успокаивающе машет рукой Иринка.
-Надо переложить. Меня ведь уволят, если учуют, несите в т-тамбур,- заикается девчонка.
Валентина  выуживает канистру, идет за проводницей. Та в тамбуре открывает  какую-то дверку, за  которой множество  трубочек, и  закрывает  нашу    проклятую емкость на ключ. Мы облегченно  вздхаем. Возвращаемся в купе,   как  после  тяжелой  работы, и растягиваемся на полках. Скучно.  Нам    ночевать еще одну ночь в вагоне, и я  не  знаю,
чем заняться.  Валентина всегда находит собеседника себе по интересу. У нее длинные   волосы  в  тугом узле, на лице сосредоточенность, ни  один   волосок не  выпадает из прически. Иринка же вечно  хохочет, жестикулирует, волосы  в   короткой
стрижке вьются сами и постоянно лезут в  глаза. Моя особа  на себе  взгляд  не  останавливает, и   если бы не седые волосы в  двадцать один год, то  припомнить меня трудно. Поезд на стыках рельсов    без конца заставляет меня слушать музыку:
-Еду- еду- еду-к ней- еду к Любушке- своей...
Так  незаметно день перешел в ночь, и рано утром   мы стали собираться.  Разговоры стихли, все замкнулись с думой о предстоящем. За окном  замелькали пригороды  Москвы. Из купе высыпали  люди,  с томлением глядя  в окна. Нам  не  сиделось, не  стоялось. Мы не могли достать с полок  велосипеды, так как они перегораживали проход, и  пришлось, несмотря на  наше  нетерпение, ждать, пока   будет остановка и пройдет весь народ.  Втроем мы    довольно ловко вынесли свои вещи  и  сгрудились   на  перроне. Начало нашего маршрута перед нами.

Начало путешествия Трио на колесах

Продолжение путешествия в Москве

Путешествие первый день

Путешествие второй день

Путешествие третий день

Путешествие четвертый день

Путешествие пятый день.утро.

Путешествие пятый день.вечер

Канал Хомо сапиенс

Дружественный канал

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded