nadiashiba

Category:

Катастрофа 1 (про Костю 3)

Катастрофа 1 (про Костю 3)
Наконец-то наступило лето без  обязательств. Можно было целый день носиться по городу с Валеркой. Можно  было с утра до ночи сидеть за компом. А еще можно было часами быть в  соединении с машинным разумом и через его информацию набираться опыта.

Обычно  Костя все дела делал рано утром. Раннее утро, в его понимании, было в  10 часов. В это время сестричка еще спала, так как мама кормила ее еще  раньше, часов восемь. Отчасти для того, чтобы Костя и муж, если не был  на вахте, могли выспаться. Так что сегодня Костя поднялся с дивана,  прошлепал босыми ногами в ванную, сделал все дела и сразу вытащил ведро с  водой и тряпкой. За десять минут, по-флотски, он протер полы в двух  комнатах и на кухне, одним большим взмахом тряпки огреб коридор от  мусора и поставил обувь на скамеечку. Убрал тряпку и ведро в ванную  комнату, сполоснул руки-после исследования воды из лужи под микроскопом,  он даже перестал пить воду из-под крана- и включил газ на кухне-мамины  полуфабрикаты-курица, картошка, овощи-уже были приготовлены и оставалось  все поставить на плиту. Так. Сейчас надо сказать, чтобы через десять  минут предупредили. Когда закипит кастрюля, то сдвинуть крышку, чтобы  бульон не бежал на плиту. Кому сказать ? Костя и сам сомневался, кто  выполнял его просьбы. Но что предупредят- это точно. Сейчас можно выпить  молока стакан и съесть пирожок с мясом. Мама с утра пораньше решила  побаловать семью, пока ее муж был дома и был занят важным  делом-прогулкой с дочкой под окнами дома. Так как не любил таскать  коляску и выходил с Дашей на руках.

Суп еще варился, когда раздался звонок и Костя понял, что звонит бабушка с Урала:

-Костя,  чмоки-чмоки, мы ждем тебя и маму на все лето к нам. Матери передай.  Деньги к нам на поездку я уже заплатила. В Москве надо быть послезавтра.  Билеты уже в кассе. Паспорта не забудьте...

Костя стремглав кинулся к маме в комнату:

-Бабушка звонила...с Урала. Ждет нас в гости.

-Ах, да,- мама отвлеклась от дочки, которая насосалась молока и дремала, держась ручкой за мамину грудь.

-Мы  разговаривали позавчера, ты уже спал, а потом я забыла,  закрутилась,-виновато объяснила мама,-и Валерка тоже поедет с нами, так  что радуйся, скучно не будет.

-Ура!-подпрыгнул Костя, а потом в  его глазах встала кастрюля из кухни, и он вприскочку ринулся туда  сдвинуть крышку. Его предупредили, что суп закипел. Кто? Костя  догадывался кто, но вслух об этом не говорил.

Через день две  семьи тусовались на Казанском вокзале. Тетя Катя и дядя Гриша несли один  небольшой рюкзак, зато у мамы и папы было два чемодана. Поезд шел  вечером. Костя устал от одних и тех же разговоров...этого нельзя...это  не надо...это полезно...это вредно...не ходите туда-то... смотри за  мамой...за Костей...за Валеркой... Чем ближе было прибытие поезда, тем  истеричней становились советы. А потом все вдруг замолчали, следя за  медленно катящимися вагонами. На билетах был восьмой вагон-прямо  напротив них он и остановился. И Костя и Валерка первыми стояли у входа в  вагон, пока спускались пассажиры и проводник тоже стояла на перроне,  отвечая на прощальные пожелания. Но вот мама подала билеты и проводник  пропустила изнывающих от бездействия ребят в вагон. За ними вошли дядя  Гриша и Костин папа, осмотрели купе и похлопали по верхней полке-все  было чисто и выглядело уютно. И только потом с Дашей на руках поднялась  мама. Еще десять минут ожидания-и поезд так медленно и неспешно тронулся  с платформы, что только увидев, как поплыли назад люди на платформе,  ребята поняли, что поехали... Мама махала в окно рукой и успокаивающе  кивала мужу, а тетя Катя грозила Валерке пальцем и смахивала слезы с  лица. Валерка сердито сопел-страшно не любил женские слезы.

Костя  долго сидел у окна, не шевелясь, и вслушивался в себя, стараясь угадать  разум поезда. Он был. И был довольно емкий. Но связь рвалась. И Костя  решил, что это из-за того, что много народа в вагонах. И разум-дух  поезда-не склонен общаться. И сам себе рассмеялся-он уже очеловечивает  машину...

Выпив чая с печеньем, и Костя и Валерка поспешили  разложить постель на верхней полке. Чтобы комфортно насладиться видом из  окна. Однако сумерки быстро погасили их пыл, кроме пролетающих фонарей  ничего не было видно. И они потихоньку задремали под стук колес и мерное  раскачивание полок. И не видели, как мама кормила дочку, пеленала ее и  тоже прилегла на подушку, так, чтобы легко можно было встать.

На  второй день ничего не было интересного, кроме того, что было видно из  окна. И еще одна ночь прошла. И только на второй день поезд прибыл в  Екатеринбург. Мама очень уверенно вышла по подземному переходу в город и  стала смотреть электричку на Шляховку. Было такое небольшое  село-станция. А Костя и Валерка катили два чемодана и тащили рюкзак.  Прождав около двух часов, съев по мороженому и пирожку, выпив каждый по  бутылке газировки и успев три раза сгонять в туалет, сели в электричку и  поехали дальше. А мама счастливо смотрела в окно и вспоминала все  места, где бывала раньше в детстве и юности. Она родилась в Шляховке.

На  каждой станции очередная порция народа набивалась в вагоны, и скоро не  осталось ни одного свободного места. Но вот странно. С некоторого  времени на Костю вдруг стала нападать тревога. Он посмотрел на Валерку. И  Валерка тоже что-то чувствовал. Вообще, его друг был гораздо  чувствительнее его, но это относилось к живым существам, даже к  деревьям. А к машинам такого понимания не было. Но это дополняло их  обоих, что и вылилось в крепкую дружбу. Тревога потихоньку росла, и  скоро Костя уже не мог сидеть на месте спокойно. Он встал и Валерка  поднялся за ним. Мама сердито на них посмотрела, но ребята только  махнули рукой и Костя показал пожилой паре, что можно занять их места. В  тамбуре было несколько мужчин, которые стояли и о чем-то говорили, и  пахнуло от них чем-то паническим...они тоже были в тревоге... Что это?  Откуда?

Электричка с гудением стала останавливаться на очередной  остановке...Железнодорожная станция Поспелова была на пригорке, а ниже  ее, справа и слева, то есть в низинке, стояли деревянные дома. И тут  Костя в кошмаре отшатнулся от дверей электрички. Мимо, навстречу, летел  грузовой поезд с цистернами и пламя, объявшее его, уходило клубами  черного дыма вверх. Их электричка стала резко набирать ход, пытаясь  выйти из опасного соприкосновения, но...уже потом говорили, что  отключили электроэнергию. И поезд встал, чуть прокатившись по инерции  вперед. Параллельно грузовому.

Машинисты торопились открыть  двери. Их вагон не успело захлестнуть дымом, так как окна были открыты  только с одной стороны-противоположной от горящего товарняка. Люди,  бывшие в тамбуре, выскочили на перрон, а в вагоне началась толчея. Костя  и Валерка выпрыгнули одними из первых, и Костя побежал к окну, за  которым должна быть мама и Даша...Но люди уже столпились в проходах. А  Костя кричал и кричал:

-Мама, мама, мама...

И вдруг  увидел-мама протолкнулась к окну, что-то торопливо делала руками  и...Костя успел подбежать и ему прямо в руки сползло одеяло с Дашей.  Валерка проталкивался к окну с огромным камнем и помаячил его маме  отойти. Но до окна он не дотягивался, и тогда к нему подскочили мужчины и  смогли окно разбить. А у кого-то оказался топор, и разбитое окно,  пошедшее трещинами, удалось уронить внутрь. И в окно полезли люди. А  Костя вставал на цыпочки и заглядывал в него, выглядывая маму. Но вот и  она вывалилась из окна головой вниз. Ее подхватили и она, чуть качаясь,  искала глазами Костю...и свою дочку.

Костя не помнил, сколько они  спасли людей, выбегали последние, но когда уже невозможно стало стоять у  вагона, Валерка крикнул ему в ухо:

-Бежим, мать хватай и бежим...быстро бежим....

И  они побежали прочь от товарняка. И очень вовремя. Сзади них раздался  громкий хлопок, и Костя, оглянувшись и оглохнув на мгновение, понял, что  только ноги их спасут. Это взорвалась самая первая цистерна с начала  поезда. Но кабы только это...несколько цистерн разгерметизировались, и  из них потекло топливо в низины, где стояли деревянные дома. Огонь  перепрыгнул на эти потоки и приблизился к жилью. Электричка горела ярко и  громко.

Костя и Валерка с двух сторон держали маму Кости с Дашей  в руках, и помогали бежать и не запнуться. Надо было успеть выбежать из  низинки на пригорок и бежать дальше, пока позволял огонь. По дороге они  увидели старую женщину, которая не могла уже бежать и толкала левочку  лет трех, чтобы убегала она, но ребенок уцепился за бабушку... Костя  хотел подхватить женщину, но она замахала руками и , задыхаясь, просила:

-Леночку, Леночку спасите, а я, как смогу...

И  тогда они подхватили девчушку и побежали дальше. Впереди очень быстро и  скоро шел мужчина с сыном на плечах, спортивно сложенный и уверенный.  Он прокричал им:

-Правее берите, поперек огня надо...

Уже  обгоняя его и поворачивая вправо, Костя снова обернулся, и то, что он  увидел, чуть не лишило его разума. Горели свечкой дома, сквозь черный  дым проскакивал живой огонь, со стороны деревни не было криков-шум огня  заглушал звуки, но что там творилось...

Их набралось несколько  человек взрослых и детей. Самых последних пассажиров. Они продолжали  быстро идти, торопясь оторваться от расползающегося огня. Уже горели  высокие сосны и огонь продолжал распространяться. В группе оказались  четверо мужчин, три женщины-вместе с Костиной мамой-и пятеро ребятишек  младше Кости. Итого двенадцать. Костя хотел идти вверх на каменные  уступы, но один из мужчин пояснил:

-Надо вниз. Там Чусовая...

Идти  вниз оказалось труднее, чем вверх. Трехлетняя девочка, оставшись без  бабушки, голосила непрерывно от страха и стресса. Костина мама с ней  пыталась говорить и в конце концов тоже взяла ее на руки и тащила вместе  с Дашей. Взрослые детей то вели, то несли на руках.

Вот и  Чусовая. Прошли к воде удачно, со стороны пологого берега, и встали.  Сказать, что устали-просто слов таких нет. И все смотрели в сторону  станции. Неба не было видно-везде черный дым.

-Иди сюда,  горемыка,-Валерка с жалостью погладил приблудившуюся к ним собачонку.  Домашняя псина, была с кем-то из пассажиров, ухоженная и страшно  перепуганная.

Потом над ними пролетел вертолет. Вернее, они  услышали шум его мотора. А потом ушли четверо мужчин  обратно...спасать...А потом ушли две женщины-помогать... Один из мужчин  попрощался со своим сынишкой и сказал ему:

-Ты у меня умница. Когда выйдите в деревню, скажешь, где живешь. А может, и я тебя встречу.

А женщины просто обняли своих девчонок и, не вытирая глаз, ушли.

-Я  не могу маму бросить. И дети... Как их оставишь,-отчаянно перечислял  Костя, понимая краешком сознания, что помощи на пожаре от него ноль.

Насупленный Валерка сказал, обращаясь в никуда:

-От  меня тоже помощи...даже подойти не дадут близко...,-и стал собирать и  ломать ветки. Надо делать костер. Даже зажигалка нашлась в кармане-а  ведь кажется, что ей там делать? На Урале вечером и ночью чувствительно  прохладно.

Странно, но про телефон Костя даже не вспомнил, и  потом, когда прошло время, так и не понял, почему он даже не пытался  позвонить.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded