nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

Счастье Корнелия..Из книги Верна.Фантастика

Счастье Корнелия.

День у Корнелия заканчивался.
-Софа, не реви, -гладил он жену по спине, - не плачь, мне тоже очень тяжело.
-Да,да, извини, я не могу сдержаться.
-Сейчас был ответ от Ирии, она договорилась о спасении наших ребят, этой бесшабашной троицы, и там подключился спасатель от инопланетных, они спецы, они попробуют все сделать…
-Да, да, ты говоришь об этом десятый раз.
Корнелий постоял посреди кухни, глядя, как стынет сковорода с запеченным яйцом, которую он не смог есть, поломал вилку, сгибая ее посередине, подергал цветок за желтый лист, и сердито набычился. Он хозяин, и он ничего не может сделать. Сейчас командует Ирия. Осталось позвонить родителям горе- путешественников. Их надо в институт определить. Пусть энергию тратят на что-то умное. Он им…Да как они…
Корнелий вздохнул и начал обзванивать и отдавать инструкции людям, его слушавшим. Потом выпил настой, который ему передала через Софу Светлана, и который снимал безысходность в душе, и снова мерил шагами кухню. Уйти в кабинет от жены он не мог, она давала ему поддержку, даже узенький диван перекочевал на кухню, чтоб и полежать можно было. Хотя чего уж хитрить, диванчик внесли, когда он целый час массажировал ноги, отнявшиеся от страшного известия. И если бы не отвар Светланы…И если бы не жесткость жены, которая сейчас плачет, а тогда заставила его действовать…М-да…Столько потрясений всего за один день.
До него долетел тонкий голос Ирии:
-Корнелий…Рада…Принимайте посыл…не молчите…
-Слушаю, Ирия, говори,-проворно уселся в удобное для него кресло Корнелий, -я слушаю, милая, давай, говори…
-Я с Гордоном от подводных. Мы с ним около ракеты, в их скафандрах. Пришлось задействовать много подводных, так как ракета ушла в область распада биологических тел. Нам пришлось время возвращать, они это умеют. Сейчас я пытаюсь внутрь войти. Одеть на ребят скафандры. И снова время возвращать.
-Ирия, осторожно, сама не попади под волну времени..
-Трудно с ними говорить, они не дают картинок. Гордон только…Но очень скупо…
-От меня что нужно. У меня все на связи…, Корнелий вытер мокрый лоб, подвинул ближе пульт.
-Мне помогут их транспортом. Надо освободить наше поле приземления верхолетов. Подводники говорят, ребят к ним нельзя.
-Сейчас все приготовлю.
И обернулся к жене, которая на каждое его слово кивала головой и вытирала глаза.
-Софа, они уже около ракеты. Им придется ребят сначала к Светлане, там подводники…,- и пояснил жене,- это она так инопланетян называет.

События закрутились быстро. На связи с Корнелием было огромное множество людей, ему не пришлось никуда звонить. Стоило только начать принимать от Ирии информацию, как на пульт связи поступали сигналы от нужных организаций и лиц. Самая главная информация пришла от Светланы:
-Держись, старый пень, мы все приготовили. И сейчас у меня здесь двое спецов от подводников. А я вижу, что души ребят не ушли. Они здесь, рядом. Но им трудно держаться. У нас есть в запасе сутки. Все решится положительно…
Корнелий не стал ей ничего говорить. Что можно говорить, когда Светлана все понимает.
Снова заговорила Ирия:
-Корнелий, смотри моими глазами, мы на ребят оденем скафандры, сейчас этот материал не даст распадаться биологической ткани. Их души рядом. Я их чувствую, они со мной общаются. Но торопят. Времени очень мало….
Корнелий начал видеть, немного в дымке, старый проржавевший корпус древней мысли, и ему больно обожгло сердце. Летающая смерть. Обшивка висела лентами. Люк был захлопнут. К кораблю подвели туннель из мягкой ткани, он присосался к обшивке, и несколько фигур ходили внутри. Потом отделился от обшивки кусок железа внутри туннеля, и фигуры ушли внутрь корабля. Но быстро вернулись, неся на руках груз. Ребята, конечно. Все зашли в круглый корпус корабля подводников. Исчезла картинка.
Корнелий смотрел на пульт. Его зеленая лампочка мигала и мигала. Сотни людей видели то же самое. И они слали ему поддержку.
Он уже знал, что для подводников был организован целый курс обучения эмоциям, кто мог их принять, и не на месяц, а многие года. Все стояло наготове, независимо от результатов спасения. Планета выбор решения одобрила. Почти никто не говорил против. Сейчас на земле, официально и неофициально, прибавилось существование еще одного разума. И это было таким шагом вперед, что трудно было предугадать дальнейшие результаты. Ясно было одно- прогресс двинется семимильными шагами. И у нас, и у них, этих подводников.
Пока суть да дело, Софа уже оделась для поездки к Светлане. Ее внук будет с ней до конца. Плохого или хорошего. Дочка приехать не может. Ей уже и жизнь не жизнь. И не надо, иногда полезно многое не знать. Живее останется. А она старая, много познала, перенесет и этот стресс…
Когда Корнелий, Софа и много народа из института, организаций и прочих объединений, каждый со своей задачей, собрались в зале института у Светланы, в небольшом кабинете со своей аппаратурой и спецами, находились подводники. Они, эти инопланетяне, с легкой руки Ирии так и оставшиеся подводниками, попросили, а вернее, приказали, никому не заходить. Волновые траектории времени и связанная с ними гравитация, точечно, были опасны для всех. И люди ждали. Так же ждали и много других людей на Земле. Эти люди, те, которые не принимали участие в спасении, то есть большинство, просто настроились на Корнелия и ждали известий. А Корнелий старался подавить в себе панику. Он чувствовал себя, как на громадной трибуне своего института, он даже улавливал какое-то эхо, которое было следствием слишком большого количества подключившихся к нему людей.
Когда подводники вышли из кабинета, увозя свои небольшие коробочки, сферы и шланги с проводами, все замерли. Светлана подбежала к ним и жестом попросила следовать за ней. Она пошла к выходу, выводя их на улицу, где стоял наготове транспорт инопланетян.
Ну вот. И все действо длилось всего ничего- около двух часов. Из них час сорок- только подготовка.
Корнелий пригладил волосы, взял жену под руку, и они пошли к ребятам. За ними потянулись еще несколько пожилых и молодых пар. Двери кабинета открылись и закрылись. На кушетках лежали три маленьких тельца. Очень худых и тоненьких. У Корнелия почему-то глаза перестали видеть. Он их протирал, даже платок достал, но ничего не увидел. Софа уже подошла и смотрела, и тоже в замешательстве тыкалась от одной кушетки к другой. И другие родители, бабушки и дедушки были в недоумении. Но тут влетела Светлана, и цоканьем каблучков прервала их недоумение.
-Дорогие, успокойтесь. Они спят. А худые, так как из них пришлось взять все их силы, чтобы восстановить биологию. Сейчас надо просто дать им поспать и потом очень осторожно восстановить им сознание. Вот сейчас принесите все то, что они любили, и этими вещами их пробудите. Вы пока будете все вместе. Так будет легче.
Светлана подошла к Корнелию:
-Все прошло хорошо. Но боюсь за их память.
-Ничего, мы будем пытаться их разбудить,- Софа благодарно потрепала Светлане локоть,- и спасибо тебе.
Светлана притянула Софу к себе и поцеловала ее в лоб:
-Я с вами со всеми.
Все родственники, потоптавшись и познакомившись, решили, как будут действовать. Некоторые пошли домой за любимыми играми детей, кто-то пошел искать самого любимого родственника, кто-то- любимого животного.
-У нас Кирилл очень любит свой конструктор. И своего попугая, -говорила симпатичная маленькая женщина,- вот только попугай согласится, чтоб его привезли?
-А не спрашивай, в клетку и сюда,- решительно ответил ее муж
-Ну-ну, - успокаивающе похлопала его по плечу бабушка Кирилла,-я уговорю Пташу, он сам согласится. Силком нельзя, обидится…
-А мой не знаю что любит,-развел руками Корнелий, -футбол…Аккорда…ракеты…
-У нас Дося любит приключения,-говорила дородная и очень ухоженная бабушка Доси,-только ей уж и этих хватит…
-Лошадку свою она любит, Морковкой зовет, Мовкой, если коротко,-сказал ее папа, -только как Мовку сюда привезти. Это 200 километров от нас.
-Я скажу, привезут вашу Морковку,-успокоила его Светлана.
-Ну, а нам?- вопрошал Корнелий у жены,- что нам то нести?
-Наверно, Аккорда привезти, пирамидки, ты мне их показывал, и пусть те, кто растил с ним скалу, пропоют ему мелодию роста,-решила Софа,- у него много было интересов. И любимую голубую мышку тоже…
Так потихоньку, не спеша, родные и близкие ребят стали будить их, прорываясь к их сознанию и восстанавливая память.
У топчанчика Водика сидела Рада и человек пять тех, кто под указанием мальчика растил скалу. Они вспомнили и напели ему мелодию роста. Мар принес еще одну ракушку и рассказывал мальчику, как вездеход поднимался вверх сквозь толщу воды. В ладони у Водика лежала пирамидка. А по воротнику бегала мышка. Но ресницы у него дрогнули, когда запустили Аккорда, и собака облизала ему лицо, заслюнявив волосы и простыни. Сразу подошла Светлана с настоем травы, ожидая, когда малыша можно будет попоить. И он открыл глаза. Корнелий и Софа внимательно смотрели на него, ожидая увидеть бессмысленный взгляд, но Водик на них глянул абсолютно осмысленно и спокойно. Глянул, и улыбнулся.
-Узнал,- прошептала Светлана, и родственники других ребят показали большой палец Корнелию. Молодец.
Светлана стала тихонько поить Водика, а на сердце разлилось тепло и тревога. Тепло за Водика и холодок за других пациентов.
У второго топчанчика возникла нешумная суета. Лошадка Морковка в ухо Досе тихонько ржала и ударила копытом по полу. На нее зашикали, но Дося вдруг села. Она не открыла глаз, но лошадь положила ей морду в руки, и детские ручонки стали ласкать и гладить нос и губы лошадки. Тут же подбежала Светлана со своей настойкой, и Дося послушно выпила стакан и тут же открыла глаза. Нос у нее сморщился в улыбке, она успела глянуть на бабушку и провалилась в сон. Лошадка еще продолжала кричать, она звала Досю побегать в поле за птицами, покупаться в озере или тихонько поесть вкусного сена, но бабушка Доси погрозила Морковке пальцем, и лошадка, стянув у кого-то соломенную шляпу, с достоинством пошла к выходу- маленькая хозяйка жива и беспокоиться не о чем.
Так еще второй человечек очнулся после своего смертельного приключения.
А Кирилл дольше всех не откликался ни на слова родных, ни на крики своего Пташа, но когда привезли его приятеля-соседа, деда Костю, Кирилл вдруг попытался повернуться на бок, а когда дед Костя ему помог, Кирилл обнял его за шею, прижался к его морщинистому лицу, и, сказав, что сильно его любит, тоже уснул. Светлана едва успела его напоить. Дед Костя неловко выполз из-под рук мальчика, и остался сидеть и охранять его сон. Это была дружба двух разных по возрасту, но одинаковых в приключениях, людей. Они оба плавали в озере на лодке, отыскивая древнего змея, оба жили два дня в пещере, питаясь только яблоками и компотом, и оба ходили в поход на дальнюю речку, куда Кирилл рвался из-за красивых скал, камыша и множества птицы, которую можно было наблюдать в бинокль. Комары, конечно, тоже имелись, но это было меньшее зло, чем обязательный суп на кухне у бабушки.
Только поздно ночью, оставив дежурных, разошлись взрослые и животные. Все сыграли свою роль. Все ребята очнулись. И у всех осталось глубокое чувство благодарности к подводникам. Делать добро можно всем. А чувства придут.
Tags: фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments