nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

Хорошо букашкой быть..Из книги Верна. Фантастика

Хорошо букашкой быть.
Водик сидел на берегу пруда своего поместья. Их пруд был самый большой, и здесь водилось много живности всех мастей. А самый большой был потому, что его создала природа. А у всех остальных пруды были искусственные, которые только потом, с появившимися ручейкам, стали называться настоящими. Водик наблюдал за насекомыми и любовался стрекозами. Фильм Ирии как нельзя кстати подходил для этих миниатюрных синих и зеленых стрекоз. Эти малютки были очень похожи на разумных стрекоз. Воздух буквально звенел от их крыльев. Водик кроме них ничего не замечал и не слушал. И мечтал. О своих полетах. О своих путешествиях. В его команде по путешествию теперь были и Ирия, и дед,, и остальные приятели. Бабушке места не нашлось, так как она была слишком серьезная. И Водик мечтал. Одна синенькая стрекоза села мальчику прямо на коленку, и Водик замер от счастья. А потом, еще неосознанно, ассоциировал себя со стрекозой, и вот маленькая стрекозка взлетела и помчалась над прудом, но сознание было и Водика и стрекозы одновременно. Водик испытывал полнейшее наслаждение от полета. А как стрекоза, он хотел есть, и голова стрекозы все время крутилась, выискивая мух. Водик понял, что он хорошо видит любое движение из-за своих огромных сетчатых глаз. Изображение передвигалось по простым глазам и он четко это фиксировал. Учитывался и обрабатывался сигнал движения размером в микрон. А пот неподвижные предметы он почему-то не видел. А еще он понял, что стрекоза цвета видит по другому. Когда пролетала синяя или зеленая стрекоза, они казались ему ярко-красными. А ярко-красные цвета казались белыми. Белые цвета ромашки оставались белыми с желтым оттенком.
Ага, пролетела небольшая мушка, и тело стрекозы рванулось за ней, повторяя мушиные курбеты. Жвалы вытянулись вперед и с помощью ног муха была схвачена. Сознание Водика протестовало и не хотело есть муху, а сознание стрекозы наслаждалось насекомым. Муха была мягкая и сладкая. Так Водик установил, что мухи вкусные. Но полеты продолжались недолго. Пока его стрекоза зависала над водой, работая как миниатюрный вертолет, какая-то оранжевая тень пронеслась над ней и….Водик выпал из образа. Его кольнула острая боль, и …темнота. Водик помотал головой. Над ним на ветке сидел зимородок, а из его рта торчали стрекозиные крылья.
-Эх, ты,-укоризненно произнес Водик,-такой полет испортил.
Но зимородок поднял голову и нырнул в гнездо. Питание его птенцов было важнее полетов Водика в стрекозе. Водик же ошеломленно понял, что насекомые чувствуют боль. О, Боже, а сколько комаров он прихлопнул, а скольких растоптал в траве? Но потом решил, что так, пожалуй, и с места не сдвинешься, и все равно кому-то придется возвратиться в свою сферу и снова возрождаться в личинках и гусеницах. М-да. Кто бы знал такие сложности.
Может, сходить к Ирии? Нет, сегодня у нее занятия с подводником. Определяют эмоцию сочувствия. Ирия так серьезно относится к этим урокам, что Водик даже завидовал. Он как-то раз посетил такой урок и вышел недовольный- такие вещи знают даже трехлетки.
А может, к Корнелию в институт? Деда страшно обрадуется, что явился сам, а не пинком. Но нельзя. Налетят преподаватели и с улыбками и нежностями…Водик фыркнул…..пригласят за методичками. Эти…эти…Водик не знал даже, как уничижительно отозваться об этих методичках. Там такая ерунда написана. Он вот точно знает, что каждый атом, протон, электрон, и всякая мелочь издает свою мелодию. Вот по этой мелодии Водик сразу же узнает состав материала. И ему не надо считать и складывать заряды и прочее…Он даже жаловался на преподов Корнелию, но деда только пожал плечами, вроде как, отношения налаживай сам. И Водик наладил. Он теперь ходит только на практику. А теорию вежливо отклонил, объяснив, что читать ему некогда, занят….Ему пока импонировала только химия. Так как преподом была очень молодая дивчина, вроде Ирии. Но она не ставит Водика ни во что, а вот Ирия- понимает и говорит с ним, как с Великой или Корнелием. И Водик отомстил-сдал курс химии без подготовки. Но эта глупая дивчина оценку не поставила, так как Водику нет 12 лет.
Еще можно позвать Кирилла и Досю. С некоторых пор Водик Досю стал уважать, хотя это уважение не меняло второстепенной роли девочки в играх. Уважение возникло после того, как Дося стала ходить в платьях и юбках, и Водик впервые понял, что это девочка, а не друг в штанах. Вот бабушка, которую Водик очень уважал, всегда ходила в платьях. Ирия редко, но одевала платья и юбки и была в таких случаях неотразима. Водик так засматривался на нее, что забывал, зачем он присутствует рядом с ней. А Велика почти никогда не одевала брюки, даже на лошади умела скакать в женском седле. А мама…С мамой вопрос. Водик ее почти не видел, а когда видел, она всегда была в походном комбинезоне.
-Ага, вот ты где,-раздался за спиной Водика голос деда.
-Сижу,-немногословно ответил Водик.
-Значит так,- Корнелий , кряхтя, подтянул брюки на коленях и примостился рядом с внуком,- проблема на Верне выливается немаленькая. Ирия нашпиговала свои растения разными полезными приспособлениями, и растения стали их развивать…
-Неправильно, получается, развивают?- удивился Водик.
-Развивают правильно, но насекомые этого не видят и не приспосабливаются,- махнул безнадежно рукой Корнелий, -сейчас я вызвал Ирию и Велику, наблюдатели наши бьют тревогу.
-Ты, деда, хочешь, чтобы я в сознание растения вошел?- улыбнулся Водик и наподдал камешек так, что он долетел на другую сторону пруда.
--Я хочу, чтобы ты послушал сознание некоторых насекомых. Почему они не видят ловушки растений?- ответил Корнелий, ломая веточку на кусочки.
-А почему Ирия не может? Она ведь и картинки насекомых видит?- второй камешек заплясал на волнах пруда.
-А ты, в отличии от Ирии, чувствуешь их эмоции,- сказал Корнелий,- а не вникаешь в их картинки мыслей.
-Хорошо. Кстати, твои девчонки уже в доме, я слышу их вопли,- проговорил Водик и вприпрыжку побежал к дому.
Пока Корнелий, хоть и торопился, дошел до столовой, где Софа поила его молодежь чаем, уже вовсю стоял хохот и махание руками. Водик всем показывал подарок Ирии- змееящерку. Он одевал ее на голову и шею, и золотисто-голубая тварь с розовыми коготками намертво приклеивалась на место дислокации-ее передние лапки были как у осьминога-приклеивались к любой поверхности. Стоял оглушающий визг девчонок- им хотелось самим потрепать эту змейку и посадить себе на голову. Но Водик не давал- это его собственность.
-Ну, ну,- успокоительно пробурчал грозный шеф внуку, и Водик, вздохнув, спрятал свое сокровище в трехлитровую банку. Крики и вопли умолкли.
-Значит так,-начал Корнелий,-идет падеж насекомых, не имеющих крылья, в очень больших количествах. За счет того, что растения, которыми они питаются, научились вырабатывать яд от них. Причем на большом массиве достаточно насекомому повредить лист одного растения, как вся поляна становится ядовитой для всех бескрылых насекомых. Отойти подальше насекомые не могут. Они бескрылые. Яд действует всего около часа. Но этого достаточно, чтобы эти виды насекомых исчезли совсем. Вопрос один: почему у насекомых не вырабатывается противоядие к яду растений?
Велика закрыла глаза и связалась со своей группой поддержки. И подумывала о том, чтобы поговорить с Радой. Бывшая начальница иногда, когда свободна, с удовольствием решает и ее проблемы.
Ирия же, болтая ногами под столом, стараясь задеть Водика, прогоняла в уме настройки растений и снова убеждалась, что вроде правильно все сделала, хотя, конечно, не без греха. Вот кустик с воздушными корнями на макушке стал расти наоборот, ему оказалось удобнее воздушные корни прятать в земле, рядом с настоящими, в результате на земле образовались настоящие ловушки из петель, и ходить было опасно. А вот растение с разноцветными листьями почему-то без конца меняло свой цвет, в результате его каждый раз принимали за новый вид. А кусты, генерирующие человеку хорошее настроение стали опасными- их энергия ввергает людей в нирвану, как наркотик, но Корнелий изумился и не велел его убирать…..
-А почему бы насекомым и растениям не договориться?- Водик тоже болтал ногами под столом и уже два раза дал сдачи Ирии,- если растения убивают насекомых, пусть и насекомые убивают растения. И тогда будет военный нейтралитет.
-В этом что-то есть….- протянула Велика.
-Сделать так, что без насекомых растению никак, надо делиться- листьями, там, или корнями,- тут же подхватила Ирия.
-Мне то же самое мои помощники говорят,-улыбнулась Велика, -нужен такой симбиоз, что, допустив, съев листик, растение не только его теряет, но и получает от насекомого энергию на рост уже двух листьев…
-Я же говорю, военный нейтралитет,- вопил Водик, под шумок стащив уже третий кусок торта.
На том и порешили. Велика ушла в институт набирать группу для продолжения работы с насекомыми, А Ирия отправилась домой, чтобы еще раз продумать дополнение к коду развития растений. Хотя, если честно, похода домой это не требовало, решение и его исполнение родилось за столом Корнелия, и было простой формальностью показа вида работы.
Tags: фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments