nadiashiba (nadiashiba) wrote,
nadiashiba
nadiashiba

записки бухгалтера ДИПЛОМАТИЯ ПРИЕМНОЙ

ДИПЛОМАТИЯ ПРИЕМНОЙ

Я долго приглядывалась к инспектору по кад-
рам. Эта симпатичная женщина настораживала меня
единственно тем, что очень долго работала с ше-
фом, то есть, по моему мнению, у нее секретов
от Кривицына нет. Потом поняла, что инфор-
мация, не предназначенная для ушей шефа, к нему
не попадет.
В приемной за день перебывают все сотрудники.
Людмила Михайловна выслушает всех, не пере-
ставая заниматься своими делами-перебирает кар-
точки учета сотрудников, выписывает обходные,
утешает обиженных, успокаивает посетителей и
даже Кривицын без нее не может обойтись. Сам
бытовые вопросы он не решает, так как это не
его уровень, и когда инспектор отдела кадров
ходит по кабинетам, расспрашивает сотрудников,
ищет нужного человека, шеф будет ходить сле-
дом, давая ценные указания и внося смятение в
отделы- начальник собственной персоной ходит
дозором.
Наш инспектор по кадрам очень тонко улавлива-
ла суть конфликтных ситуаций и умело их гасила.
Раз я стала проверять остатки по магазину и ***
увидела минусовые цифры там, где их быть не до-
лжно. Я ахнула, не подумав, поделилась с Криви-
цыным таким казусом. Потом день сидела, искала,
откуда это взялось, и нашла ошибку в расходе
товара. Успокоилась, исправила. Сижу в прием-
ной, а шеф выходит, и пальцем в меня:
-Вот видишь, ты ошиблась, а в магазине все в
порядке,-и смеется.
А я думаю, как интересно, откуда он знает, что
я ошибку нашла? Людмила Михайловна пожала пле-
чами:
-Кто-то вас не любит.
В другой раз моя бывшая бухгалтер Наташенька
не свела цифры по расходу взятых на подотчет
сумм. Я снова все проштудировала частью сама,
часть помогла искать экономист. И снова началь-
ник мне говорит:
-Что у тебя там без конца ошибки. Я думаю, у
нас везде порядок, а ты все то одно не так, то
другое...
Я снова думаю, откуда он узнал? И что здесь та-
кого? Ну, ошиблась, исправила. Не без этого.
И так мне интересно, откуда у шефа талант ясно-
видения: что бы я ни сделала в своем отделе,
какой бы ляп ни допустила, он с удивительной
точностью все знал и реагировал более чем рез-
ко. Я стала нервничать. У Кривицына, если он
узнал что-то, фантазия разыгрывается, даже на-
меков не надо, и ничем не переубедишь, что
ничего страшного не произошло.
Пожаловалась на Кривицына Людмиле Михайловне,
А она говорит:
-Что вы сразу кипятитесь, что он вам ни скажет,
вы переживаете. Он и говорит откровенно, что вы


стали своим человеком.
-Но он только на меня так кричит, не хочет ес-
ли, чтобы я работала, так и сказал бы.
-Да ну вас,-смеется Людмила Михайловна,- вы на
него жалуетесь, он на вас, он же директор, вам
к нему надо приспосабливаться, а не наоборот.
Нас же много, а он один,- продолжает она меня
воспитывать,-мы вот вчера зашли с ним к вам в
бухгалтерию, а вы отвернулись, уткнулись в свои
бумажки и не смотрите на него...
И продолжает мне выговаривать:
-Кривицын, когда мы вышли, говорит мне, что вы
так его не переносите, что даже смотреть на не-
го не желаете.
-Это он меня терпеть не может,-продолжаю, уже
со смехом, топорщиться я и грустно вздыхаю.
Сколько людей, столько и мнений.
После очередной жесткой головомойки шефа,
все взвесив, рано утром, непослушными губами,
которые как заморозило, в лоб откровенно спро-
сила его:
-Мне как, уходить сразу, или отработать две не-
дели, или дадите доработать до Нового года (до
праздника оставалось два месяца)?
Шеф бегал по кабинету и скороговоркой ответил,
не глядя на меня:
-Это твое дело. Собственно, если ты считаешь,
что с работой не справляешься, то я никого не
держу. Хотя ты, вроде как..Ну, ладно,-снова за-
кружил он по кабинету.
-Вы не ответили на мой вопрос,-не поняла я его
высказывания.
-Мне надо, чтобы ты работала,-без всякого выра-
жения высказался Кривицын и выскочил из каби-
нета, чтобы не продолжать разговор.
Вот с этого момента до меня дошло, что права
Людмила Михайловна, не такой уж я ценный кадр,
чтобы Кривицын, большой и занятый человек, во-
зился со мной и моими переживаниями. Она
естественно и просто показала меня со стороны.
С этих пор, если был у меня с начальником конф-
ликт, в глазах вставала Людмила Михайловна с
ее полуулыбкой, я слышала ее голос и покорно
выслушивала шефа, спрятав свое самолюбие по-
глубже и вникая в его претензии.
Так что без Людмилы Михайловны никто обойтись
не может, ни шеф, ни стоpож, ни иной специа-
лист нашего АО. Так уж у Кривицына кадpы подоб-
pаны.
Как-то раз Людмила Михайловна пришла на ра-
боту в хорошем настроении и рассказала интерес-
ную историю про своего знакомого. Знакомый этот
родился в Башкирии. Юность провел в глухой де-
ревушке. За ее пределы никуда не выезжал. И да-
же попасть в соседнюю деревню- проблема. Пару
себе можно было искать только в своей деревне.
А ему нравилась девушка из соседней. И он вся-
ческие презенты в ее сторону намекал. Когда по-
дошло время в армии служить, башкир честно тя-
нул лямку солдата до конца. Вернулся в свой ро-
дной дом и узнал, что краса его ненаглядная на


другого парня, якобы, смотрит. И так у него
сердце заболело, что решил он ехать в город,
работу искать и от любовной тоски спасаться. А
тогда нужны были люди на Трубный завод. И те,
кто туда на работу поступал, получали комнату в
общежитии. Башкирский парень был принят и вве-
ден в рабочую касту. Только взяло его сомнение,
что попал он куда-то не туда. С напарниками по
работе говорить боялся, так как по-русски с ак-
центом говорил.
И пишет матери:
"-Мама! Работаю я неплохо. Здесь вставать надо
рано, по звонку. На рабочем месте одежду выдают
стандартную, черную или синюю. Обедать ходим
все вместе и едим все одинаково. Потом опять на
работу. Из цеха выходить нельзя, пока работа не
кончена. Я думаю, что на работу меня взяли в
тюрьму. Здесь даже женщины есть. Одеты они в
халаты. Проработал неделю и ни разу солнышка не
видел..."
Мама в ответ пишет:
"-Ничего, сынок, зато гуляешь вечером и спишь
на воле..."
Через месяц молодой башкир попал на первую
рабочую вечеринку, и под небольшим градусом
разоткровенничался с пожилым рабочим. Тот возь-
ми да скажи, что уже восемь лет на заводе отра-
ботал. А башкир удивился, как же это рабочий
столько лет в тюрьме провел и еще оптимизма не
потерял. Остальная компания услышала речи парня
и со мехом объяснила, что это Трубный завод.
Но башкир никак не может от своих стереотипов
освободиться, и снова маме пишет:
"-Мама! Оказывается, тюрьма заводом называется.
Шапки разрешают не снимать. Я решил, что бежать
отсюда надо. Выберу удобный момент и уйду..."
А мама отвечает:
"-Сынок, терпи. Зарплату-то платят. И шапку но-
сить разрешают..."
Парень маму послушал, и только спустя много
времени понял, где он находится. Но тоска по
воле не давала ему покоя. Сидел он в стеклянной
кабине перед станом, нажимал на кнопки и тер-
зался тюремной безысходностью. Вольному парню
невозможно было даже дышать в шумном загазован-
ном цехе. Пошел он к начальнику цеха и попро-
сился на трактор, траншеи копать, площадки
строительные ровнять и каждый день смотреть на
солнышко. Женился на своей первой любви, вырас-
тил современного городского сына и не видит
причин менять профессию.
Однажды я познакомилась с дочкой Людмилы
Михайловны, Аленой. И так мне эта девочка по-
нравилась. Как-то раз Людмила Михайловна рас-
сказывает:
-У нас двери в подъезде не закрываются. И вот в
один зимний день зашел в подъезд большой уста-
лый сенбернар...
И поведала красивую историю про свою дочку и
огромную умную собаку. Как пытались ему люди
сказать, что он попал не по адресу, да только



пес отвернулся и слушать не стал. Силком выво-
дить никто не решился, собака хоть и не злая,но
клыки большие. Так вроде и не лает, но глаза с
красными веками серьезный вид придают. И только
Аленка пса пожалела. Стала ему хлеб приносить и
собственный суп отдавать. Сенбернар, почуяв уча-
стие, к Аленке проявил интерес, ласкался к ней и
решил, что если его юная подружка живет в этом
подъезде, то ему, грозному и неподкупному, ее
охранять следует. И охранял, быстро распознав
истинных жильцов и чужих приходящих. Да только
человеку разве угодишь. Позвонили в приют, и за
собакой пришли. Пес долго уходить не хотел, на
Аленку оглядывался. Но уговорили собаку, прилас-
кали и увели. Аленка плакала. Но куда такого
большого в квартиру, где у Аленки уже живет кра-
сивый стройный доберман?
-У нас дома целый зоопарк,-рассказывает Людмила
Михайловна,-кого только не было. И голуби с неба
к ней прилетают, как только во дворе девчонку
увидят, и птенцов выхаживает, и калек четвероно-
гих всяких...
А я думаю, что это прекрасная девочка с неж-
ной душой и открытыми чувствами. Вот какой ребе-
нок у Людмилы Михайловны.
Tags: записки бухгалтера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments