Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Чуня черная...

Чуня черная

Поселилась у нас Чуня черная...просто обыкновенный черный котенок.
Собственно предистория события была такая: Женька маленький давно заказал у знакомых черную кошечку. Чисто черную. Но, как это часто бывает, черные не рождались. Рыжие, черепаховые, чернобелые, серые, всякие - пожалуйста. А вот черные, ну ни как. Года полтора-два прошло, мы уж и забыли про черную кошечку, и тут вдруг у кого то получились двое черных. Котик и кошечка. Вот кошечка у нас и появилась. Не совсем правда чисто черная. Крохотный галстучек и трусики-стринги в три волосины - белые, но это уже придирки.
До нее уже была попытка взять в дом кошку для комнаты. Мурку. Но она не захотела ходить ни в лоток, ни в подпол, куда у нас бегала Маша, как добропорядочная деревенская кошка. и гадила во всех углах и на всех тапочках. Пришлось Мурку переселить в сарай.
Имя тоже придумалось не сразу. То Киса, то Мася, Маша, то еще как то. Ничего не липло. Временно называли Цыганка, и Чернушка. Но слишком длинно, сократили до Цили и Чары, и вдруг осталось - Чуня.
Кстати, я тут встретила громкую критику от читателей, что ходить в подпол кошке-это запах...запах...запах...

Collapse )

Девочка Лиза (из трилогии про Костю 6) мамонты оживают

Девочка Лиза (из трилогии про Костю 6) мамонты оживают
Мамонты оживают

А потом Лиза и Евгений говорили и говорили. Он рассказывал про свою экспедицию, а Лиза-про свои чаяния. Проговорили они до полуночи, и потом Лиза отвела Евгения к деду Афанасу. На его чердаке было несколько спальных мест для таких случаев. Просто у Лизы в этот день в своей комнатке дурили и крутили пластинки Зина и Леля. Им и дела не было до Лизы и Евгения.

Collapse )

Старичье наше любимое

Старичье наше любимое

Этот год для наших собак выдался сложный.

Весной от инсульта у самой старой нашей собаки Миры, которой идет одиннадцатый год, отнялась вся правая сторона тела. 

Мира-собака шебуршная, в ней немало немецких кровей, и она беспокойная и вечно бегающая...

А тут...никак встать не получается...за хозяйкой надо бежать-а лапы не слушаются...даже встать над тазиком с кормом-проблема.

Юлька наливает ей ее обед, потом поднимает переднюю часть, заднюю, поправляет передние лапы и Мирка ест и чавкает над своим тазиком.

Потихоньку мы заметили, что собака стала поживее, у нее еще плохо работала задняя нога, но она упорно вставала, качаясь и царапая парализованной лапой землю, и шла за Юлькой.

Как обычно, Мире дали конуру в сарае...как и всем нашим старым собакам-пенсионерам.

Потом лето было в разгаре, Юлька уходила складировать сено, и две овчарки-Мира и ее дочка Пыша-шли за Юлькой плечо к плечу...

Мирке только вставать было трудно. А бегала она очень даже не плохо.

Вот сейчас я подоила корову, и сразу разлила частичку молока Мире, Пыше и Блоше, не забыв наполнить кошачью сковородочку...

Но беда снова подошла к порогу. В этот раз явный инсульт случился у Блоши...Наша малышка вдруг стала ходить на передних лапах. Я когда увидела, как она волочет задние ножки, мне аж плохо стало...

Collapse )

Цыплячий детектив

Цыплячий детектив

Нам немного не повезло-в инкубаторе из 50 яиц вывелось только 8 штук. Беда прямо настоящая. как же нам заменить старую птицу?

В инкубатор мы закладывали яйца половину от наших кур-рыжих, сидящих в вольере, и половину яиц от соседки, у которой куры белые.

Получили 4 белых и 4 рыжих.

Сидят наши цыплята в высоком ящике на ножках. Ящик метр на полтора. Сверху стекло. Ящик я сбивала сама и он удобный. Нам все видно, легко ухаживать-стекло сдвинул и корми, легкий-с дочерью переносим вдвоем, и достаточно высокий, чтобы кошки и собаки на него не прыгали.

Но так как цып родилось мало, стали думать, что еще можно сделать. И тут обнаружили, что одна старая курочка стала подбирать яички по себя...вот надо же, решение проблемы прямо перед глазами.

Я быстренько собрала яйца у кур-получилось 9 яичек-и положила к курице. Убрали из ее отделения всех кур и петушка, и наседка сидела 20 дней в гордом уединении

И вот утром заглядываем в вольер, а курешка вдруг хвост веером распустила, крылья растопырила, и...около нее крутятся шесть маленьких пуховых шарика...

Красота какая! Пять рыженьких и один беленький.

Мы скорее яйцо, творог и комбикорм им на сковородочку. А воду налили в обыкновенную крышку от кастрюльки. Воды ровно на 1 сантиметр.

Но на третий день увидели...вот беда...только пять цыплят. А шестой пропал.

Я обследовала вольерку, но дыр и ходов крысиных не увидела. Попечалились и решили, что крыса виновата.

Collapse )

Испытание (девочка Лиза из трилогии про Костю 01)

Девочка Лиза

Это была обыкновенная девочка. Были у нее мама и папа. Собачка Кнопка и кошка Марго. 

Лизе было уже пять лет, когда папа вдруг перестал появляться в доме, а мама каждый день была грустной. Лиза маму теребила, где папа...А мама Лизу успокаивала и говорила, что папа придет. Ему просто сейчас некогда...

В один из дней, когда наступил март месяц, к ним в квартиру кто-то постучался. Мама спокойно открыла дверь и вдруг...какой-то человек в маске быстро вытолкал маму в комнату и встал над ней с автоматом. А к Лизе подскочила полная женщина в красном пальто и схватила ее на руки. Забрав одеяло с кроватки Лизы, незнакомая женщина укутала Лизу с головой и девочка почувствовала, что ее уносят. Она слышала мамин крик и сама кричала и кричала...

Кричала Лиза и в больнице, сидя в зарешеченной кроватке. К ней подходили незнакомые женщины и пытались успокоить. После двух непрерывных часов крика Лизу заставили выпить что-то противное со вкусом земляники...и она вдруг закачалась по волнам небытия...

Так Лизу лишили мамы. В больнице старенькая женщина часто подходила к ней, гладила по голове и говорила, что мама не заплатила за квартиру и поэтому Лизу у мамы забрали.

Дальше Лиза все помнила маленькими кусочками. Вот она в какой-то квартире. Ее наряжают в красивую одежду и выводят гулять. Город странный и немножко чужой. Женщина, незнакомая и красивая, требует, чтобы Лиза звала ее мамой. И сердится, так как Лиза знает, что это не ее мама и называть ее так не хочет.

Collapse )

Все более будут нужны люди с чистыми помыслами

Все более будут нужны люди с чистыми помыслами

Вот говорят, что вибрации человека есть низкие и высокие...Это правда?

Я считаю, что да, правда. 

Вся жизнь вселенной не может быть тысячелетие за тысячелетием одна и та же. Нужна эволюция, так как застой цивилизации на одном месте-это смерть-энергии не могут стоять и ждать просветления....

Решение о повышении частот принимает кто-то, кто создал все это космическое великолепие.

Сейчас мы видим, кто знает о переменах, и тех, кто не догадывается. Нам ведь не докладывают власти, к чему готовиться. Как в Крымске...когда все чиновники выехали из города, бросив жителей на смерть.

А значит, эта сущность спокойно манипулирует всеми космическими телами-звездами, планетами и жизнью на них.

Она с очень и очень высоким сознанием, таким, что нам к ним даже приблизиться нельзя-сожгет...

Нужно понимать, что те, кто сейчас продвигают перемены в жизни космоса и в т.ч. земли...действуют осторожно. Жизнь, ими созданная, приносит им массу дивидендов, о которых мы даже и подумать ранее не могли. Но сейчас  надо повысить энергии. Для чего? Низко вибрационная энергия растений и животных им нужна, как основа других планет. Но жизнь высоко вибрационную, разумную до самых тонких энергий дать может только человек. На ее основе и строится разумная жизнь на других планетах.

Collapse )

овцы съели сено в собачьей будке

У нас практически кончилось сено, и мы каждый день рано утром  стали постоянно, на весь день, выводить всю скотину в поле. Там уже  оттаяли большие площади и кучерявится трава. Причем быстрее всего  оттаяли места с травой. А вот где голая земля- почти не тает. Вот почему  в городах так долго снег не сходит. Сначала выводится молодняк прошлого  года рождения, бычок Баян и телочка Шоколадка. К воде не ведем- слишком  буйные сегодня, в свой первый выход на волю в этом году. Молодежь,  обрадованная свободой , хулиганит всю дорогу. То бычок помчится куда-то в  сторону, выкручивая руки веревкой, то телочка встанет столбиком, и  попробуй ее сдвинь с места, то оба начинают скакать и носиться кругами.  Женька маленький у нас по случаю отправился на заработки, и выводим этих  шалопутов я и Женя большой. А Юлька идет дозором впереди, выбирая более  густые полянки, и тащит большой молот- забивать колья. Вот пристроили  бычка, который тут же уткнулся носом в траву- есть надо  быстро…быстро…чтобы трава ненароком не кончилась. Потом черед телочки.  Шоколадка обиженная- получила от меня палкой по своим маленьким рожкам  за непослушание. Ну, никак у нее, в отличие от Баяна, не получается идти  рядом, а только впереди, сзади или галопом. И она очень отличается  интеллектом от Баяна- более тупенькая и примитивная.
Возвращаемся к  сараю. Наступил черед взрослых. Ева аккуратно подставляет голову под  веревку и ждет, пока я поправлю ее, чтобы не соскользнула. Корова в поле  никуда не уйдет, но у оврага крутые берега, чтобы туда не скатилась.  Вывожу ее к ванне с водой, и она надувается, выпив полванны. Следом  является Дочка с папой, и тоже опустошает ванну. Вот теперь они готовы  идти. Ведем по тому же маршруту, что и подростков. Коровы степенны и  идут за спиной ровно и послушно. Вдруг Ева дергает веревку, и я  оборачиваюсь. Ну, как пройти мимо такого громадного клена с прекрасной  шершавой корой, об которую можно почесаться и почистить острые рога.  Клен не ругается, ему все равно, кто об него чешется. И Ева наяривает  так, что вся верхушка дерева содрогается. Доча ждет сзади, она не  любительница массажа. Выходим в поле, Юлька показывает место каждой,  папа цепляет веревки за колья и мы уходим. Оглядываемся- пасутся. Все  заняты делом.
Теперь овцы. Я иду и выпускаю овец, и в момент, когда  выходит баран, хватаю его за рога и пытаюсь одеть веревочное кольцо,  чтобы тоже отвести в поле и тогда они не будут шляться по двору. Но  баран, отлично зная процедуру, выворачивается так, что я чуть его не  прибила- умеет вывернуться и повредить пальцы, дрянь этакая. Дую на  руку, а овцы ускакивают галопом куда-то прочь со двора. Не жалко, что  они ходят, где хотят, но их походы нравятся не всем соседям.
Работы у меня- на весь день. И я забываю про овечек. Тут тренькает сотовый, Юлька слушает, беззвучно хохочет и мне говорит:
-Иди к Ларисе. У нее овцы прогнали ее собаку и съели все сено из ее будки.
-Как прогнали,- удивляюсь я,- ведь собака привязана…
-Не знаю как, но пес остался без матраса.
Мне не хочется идти к соседке, так как надо улыбаться и поддерживать разговор, а у меня в данный момент нет настроения.
-Жень, сходи, прогони этих лоботрясов,- прошу я мужа.
Женя  ворчит и вскоре пригоняет заблудших. Овечки, сытые и довольные,  вваливаются в свой сарайчик и залегают отдохнуть. Ну, как же.  Попиратствовали. Хотя на русском языке- своровали…
Я закрываю  сарайчик с овечками- воровками. Вот скажите, разве выражение « как баран  на новые ворота» про них? Конечно нет. Это про каких-то других овечек,  не наших.

Когда завалило все дороги

Громко, конечно, сказано, но наша живность хочет кушать каждый день. А привезти комбикорм, мясные отходы собакам и прочее для нас- нечем. Наша Майка вот уже две недели стоит безвыездно в своем стойле. Так как снегопад поднял высоту снега в отдельных местах до полутора метров, в других- до восьмидесяти сантиметров, но все равно, дороги не проходимы. Только на лыжах. Мы и возили все на лыжах. А за лыжами, на веревке, корыто. Это наше транспортное средство на время непроходимых дорог для лошади. Да только на корыте тоже много не утащишь. Так как оно не цельное, а клепанное, с острыми ребрами впереди и сзади. И снег едет впереди корыта. Оно ж от тяжести, в него положенной, тонет в снегу. И даже на лыжне. Такая незадача. Но возили. Это была работа Женьки маленького. Пока снег был рыхлый. Час до деревни туда, и два часа обратно. И все. Больше мой зять в этот день уже ничего не мог делать. Вот только солнышко стало пригревать, и дороги «поехали». В низинках появилась вода. Под снегом тоже мокро. Даже дойти до деревни- это проблема, я уж не говорю про груз. Тут Юлька предложила поработать Бароше, но лапы у Бароши протыкали снег и погружались в него по самое брюхо. Бароша беспомощно дергал постромки. А когда его освободили, стремглав убежал к себе в будку. Чтоб хозяйка не передумала. Так мы оказались перед дилеммой доставки продовольствия. Папа немного подумал и приделал корыту спереди заслонку такую, которая повторяла передний изгиб, как у лыж. И , просверлив дырочки, соединил это в один бутерброд. Ну, внешне было ничего.
1 апреля, когда Женька маленький позвонил и сказал, что он уже в деревне, привез комбикорм, крупу и овес для лошадки, идти к нему и везти это чертово корыто пришлось мне. Так как Женя большой занимался печью и дровами, а Юлька ушла за стеблями крапивы, заполонившей окрестности с осени, а сейчас служащей подкормкой для скота. Как бы дополнительно к мизерному количеству сена. И собрать крапиву в приличный пук надо потратить часа полтора. Собралась я сначала пешком. Так как Женька маленький тоже утром ушел пешком. Но, провалившись в снег на всю длину ноги и застряв, как Бароша, я решила одеть лыжи. Они и по воде пройдут, и в ямах не утонешь. Через плечо веревку от корыта одела и вперед. Лыжи ехали рывками, хоть папа их и пропарафинил перед этим, но погода то…..не по лыжам. Я тихонько ползла по ямам, с трудом- по той части дороги, где уже смешались лед и вода. На горку вползала только с помощью палок, а с горки ехала, судорожно согнувшись, так как лыжи останавливались внезапно. Таким образом я шла и шла вдоль бесконечного забора. Видела интересное явление. По снегу бегала целая стайка то ли мышек, то ли землероек. Они носились друг за дружкой, как листочки с дерева от ветра, и норовили спрятаться под мои лыжи. Свадьбы у них, наверно, наступили…
Дорога у нас делится на две части. Первая часть – от дома до конца забора из бетона, минуя водонапорную башню. Забор ограждает участок в несколько десятков гектар, который построил какой-то там генерал в отставке, сначала он разводил косуль и кабанов для охоты, а когда это стало невыгодным, закупал скот и пас его там круглый год. За забором имелось поле, чем-то засеянное, и мы, проезжая мимо него летом, видели коров и косуль. Счастливый человек этот генерал, дал ему Бог денег…Вторая половина пути- это аллея, которая начинается там, где кончается забор.
Когда я дошла до начала аллейки, уже почувствовала, как промокли ноги сверху. Все таки вода перехлестнула через верх ботинок. По аллейке пришлось тропить лыжню самой- старая лыжня свернула на поле, мне немного не по пути. Когда я приблизилась к первым домам деревни, и дошла до Женькиной машины, уже без ватника и без варежек, которые сняла где-то в середине дороги, от меня в буквальном смысле шел пар. Стало темнеть. Фонарик я взять забыла. Женька маленький спешно погрузил в корыто мешок с комбикормом, килограмм пять овса и пару булок хлеба. И по мелочи. Сигареты для папы и шоколадку для Юли можно было не считать. А вот рюкзак, тоже полный, пришлось взять мне. Подвязали ремни повыше, и отправились. Смотрю, Женька вообще почти не может это несчастное корыто везти. Перед корытом бурун снега, он же мокрый, липнет и увеличивается, как пена. Пройдет метров десять-и встанет. Еще десять- опять остановка. Я подумала и предложила Женьке овес и хлеб мне в рюкзак затолкать. Рюкзак то наверху, снег не собирает. Переложили из корыта в рюкзак груз, «утоптали» и утянули. Взвалила я это добро на спину и аж присела. И подумала, что мне ни в коем случае нельзя лыжи в дороге потерять. На них крепления-резинки, на них в любой обуви можно. Но мои ботинки, в которых я поехала, только чуть- чуть резинку цепляют,, широкие у них носы, ехать задом наперед- это когда в горку- чревато. Лыжа улетает. Наклониться то я смогу, а вот встать с грузом- навряд ли И самостоятельно рюкзак мне не одеть. Весовая категория не та.
Уже стало сильно сереть. И луны нет. В общем, пошла я вперед. Женька сзади с фонариком маячит, снег собирает своей ванной. Я пройду метров пятьдесят, оглянусь- а Женькин фонарик все дальше и дальше от меня. Я снова вперед. Женьку жалко, как он, бедный, корыто это волочет, прямо аж сердце заболело и помочь не могу. Сама загружена выше крыши. Скоро я уже и оборачиваться не стала- фонарик из вида пропал. Я шла на автопилоте, опустив голову и не глядя вперед. Было совсем темно. Я выглядывала свою лыжню, и лыжи проваливались на ней резко вниз. Пошел мелкий дождь, и я обрадовалась. Мокрая одежда приятно холодила. Рюкзак защищал спину, так как я шла с сильным наклоном вперед. Моя телогрейка осталась у Женьки на корыте. Промокнет. Да черт с ней. Высохнет. Шла и шла. Ага, аллея дает поворот на забор. Ух-х-х…Половина пути. Встала, легла щекой на палки. Как далеко еще идти. Платок на голове промок. С рукавов вода капает. В ботинках хлюпает. От забора шла уже хорошо протоптанная лыжня. Я ее угадывала по темным ниточкам проступившей воды. Пошла. При каждом шаге проваливаюсь в воду. Иду-иду-иду….В голове крутится картинка, гусеница, как у танка, над ней- седло, сзади- санки, я сижу и еду на этом снегоходе. Легко поворачиваю и взбираюсь на горки, объезжаю воду…Мда…Так шла, пока не почувствовала, что дорога пошла вниз. В этом месте ложе от реки осталось, и забор наращен в два раза выше, чем обычно-генеральские косули стремятся уйти к диким, которые подходят в этом месте вплотную к забору. И тут стала замечать, что, вроде как, какой-то светлячок впереди мелькает. Подниму голову-все черно. Опущу- опять что-то искрит. Иду и думаю, что это такое. И тут вижу, как далеко впереди замигал настоящий огонек. Фонарик. И так мне хорошо стало. Кто еще, кроме Жени большого, мог выйти навстречу. Даже сил прибавилось. Я старалась на остановке согнуться на 90 градусов, чтобы снять тяжесть рюкзака с плеч. Вот и тут, стою, а плечи, как-то, и болеть поменьше стали. Двинулась я на этот фонарик, очень удачно вползла на горку, не потеряв лыжи на льду и воде, и, через некоторое, довольно длинное, время, услышала покашливание мужа.
-Я это, я,- уточнил муж, поравнявшись со мной.
-Женька то где, что-то не видно его,- муж осмотрел мой рюкзак и хмыкнул,- сама то дойдешь?
-Конечно. А Женька маленький очень далеко остался. Наверно, уже идти не может. В мешке то 40 килограмм…
-Ладно, пошел я,- и Женя большой, в валенках с калошами, которые наверняка промокли до упора, пошел дальше, к Женьке маленькому…
А я снова вперед. Настроение поднялось и какая-то обреченность тоже ушла. И пока я с этим чувством шла, увидела сквозь темноту еще более черный силуэт водонапорной башни. О-о-о, я, оказывается, забор прошла. Но эти последние сотни метров перед домом оказались самые тяжелые. Меня хватало метров на двадцать, и я опиралась на палки головой. Вот показался дом соседки, самый первый из всех домов. Я чапала дальше и уже с трудом переставляла ноги. Вот поворот на нашу дорожку, вижу горящее окно в нашем доме. А сил все меньше. Попить бы водички…Дошла до сарая. А вот здесь, на самом знакомом до палочки и камушка месте, не увидела конец сугроба и ухнула вниз. Лыжи слетели, палки в стороны…Я пытаюсь перевернуться со спины на бок, а рюкзак тянет назад. Как муха на липкой бумажке. Дергалась и дергалась, пока рюкзак не стал сползать с левого плеча. А опереться не на что. Правая рука уходит в мокрый снег по самое плечо. И пока самому рюкзаку не надоело сопротивляться, я не могла от него избавиться.
-Юля, Юля,- закричала я дочь. Собаки подхватили мои крики, и Юлька выскочила ко мне. Я уже встала, а рюкзак поднять не могу. Юлька его схватила, втащила в дом и говорит:
-Как ты его несла, я с трудом смогла его поднять….
Сменила я всю мокрую одежду, выпила три стакана чая, и балдею. Так хорошо. Даже про мужчин забыла. А они уже идут. Женька маленький дверь распахивает и втаскивает мешок с комбикормом. Муж заходит. Вымотаны до предела.
Спустя час Женька большой и Женька маленький уже дрыхли, а у меня и Юльки- кормежка, нам никак…
Вот плюсы и минусы жития на отшибе…

А вот песенка для нашей Мурки...

А вот песенка для нашей Мурки...

В подвале, среди барахла и картонок,
у серенькой кошки родился котёнок.
Беспомощно тычась в пушистую шкурку,
беспечно сосал он счастливую Мурку.

И кошка, к сыночку прижавшись бочком,
ласкала шершавым своим язычком.
Негромкую песню ему напевала
и всё целовала его, целовала…

А где-то смеялись и плакали люди,
а где-то из страшных палили орудий,
политики Землю делили на части,
и кто-то мечтал о богатстве и власти…

И только в подвале, под старой доской
Царили гармония, мир и покой.
И серая Мурка была, несомненно,
Для милого крошки — центром вселенной.

© Мария Попова

Спасибо  Марии Поповой. Это она не для меня писала, а для всех людей и кошек.  Забирайте стих себе и будьте добрее и к людям и к кошкам...Удачи вам,  мои дорогие читатели.